Библиотека в кармане -русские авторы



                

Амнуэль Песах - Назовите Его Моше


П.АМНУЭЛЬ
НАЗОВИТЕ ЕГО МОШЕ
Читатели моей "Истории Израиля" часто спрашивают, что означают
некоторые намеки на некоторые события, изредка появляющиеся в той или иной
главе. Намеки есть, а о событиях не сказано ни слова. Читатели полагают,
что для исторического труда подобный подход неприемлем, и я с ними
полностью согласен. В одной из глав я писал о так называемом "Египетском
альянсе" и о том, что на Синае до сих пор бродят двухголовые козлы.
Читатели, естественно, возмущаются: во-первых, никто никогда ни от кого ни
о каком таком "альянсе" не слышал, а во-вторых, многие бывали на Синае и в
глаза не видели никаких двухголовых козлов. Если бы, говорят читатели,
такие козлы существовали, то предприимчивые гиды непременно показывали бы
это чудо природы туристам и брали бы за это дополнительную плату.
Принимаю обвинения. Тем не менее, все намеки, рассыпанные по
страницам моей "Истории Израиля" - правда. Был "Египетский альянс",
существуют двухголовые козлы и даже безголовые собаки, если хотите знать.
Но обо всем этом и о многом другом я не мог до самого последнего времени
поведать читателям по очень простой причине: в Израиле до сих пор
существует цензура. Есть сведения, разглашать которые запрещено под
страхом пятнадцатилетнего тюремного заключения. Можно, конечно, намекнуть
в надежде, что читатели намек поймут, а цензоры - нет. Сами понимаете,
насколько это маловероятно. Вот мне и приходилось ловчить, приводя
читателя в недоумение.
На прошлой неделе все изменилось.
Мне позвонил Моше Рувинский, директор Института альтернативной
истории, и сказал:
- Совещание по литере "А" ровно в полдень. Не опаздывай.
Я и не думал опаздывать, потому что литеру "А" собирали до этого
всего раз, и вот тогда-то с каждого присутствовавшего взяли подписку о
неразглашении информации.
Как и пять лет назад, в кабинете Рувинского нас собралось семеро.
Кроме нас с Моше присутствовали: 1. руководитель сектора теоретической
физики Тель-Авивского университета Игаль Фрайман (пять лет назад он был
подающим надежды молодым доктором), 2. руководитель лаборатории
альтернативных исследований Техниона Шай Бельский (пять лет назад это был
юный вундеркинд без третьей степени), 3. министр по делам религий Рафаэль
Кушнер (пять лет назад на его месте сидел другой человек, что не меняло
существа дела), 4. писатель-романист Эльягу Моцкин (за пять лет
постаревший ровно на пять лет и четыре новых романа), 5.
космонавт-испытатель Рон Шехтель (который и пять лет назад был
испытателем, хотя и не имел к космосу никакого отношения).
Ровно в полдень мы заняли места на диванах в кабинете директора
Рувинского (он воображал, что отсутствие стола для заседаний создает
непринужденную обстановку), и Моше сказал:
- Без преамбулы. Вчера вечером комиссия кнессета единогласно
утвердила наш отчет по операции "Моше Рабейну". Операция завершена, гриф
секретности снят. Ваши соображения?
- Слава Богу, - сказал Игаль Фрайман. - Я никогда не понимал, почему
подобную операцию нужно было держать в секрете.
- Кошмар, - сказал Шай Бельский. - Теперь мне не дадут работать - все
начнут приставать с расспросами.
- Этого нельзя было делать, - согласился Рафаэль Кушнер, - ибо вся
операция была кощунством и надругательством над Его заповедями.
- Замечательно! - воскликнул Эльягу Моцкин. - Наконец-то я смогу
опубликовать свой роман "Мессия, которого мы ждали".
Рон Шехтель промолчал, как молчал он и пять лет назад, - этот человек
предпочитал действия, и за пять лет