Библиотека в кармане -русские авторы



Амнуэль Песах - Рим В Четырнадцать Часов


П.АМНУЭЛЬ
РИМ В ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ЧАСОВ
Записка, приложенная к пакету:
"Штейнберговский Институт альтернативной истории, исх. 45/54.
23 марта 2023 г.
П.Амнуэлю, историку.
Песах, посылаю пневмопочтой три компакт-диска с системными записями.
Полагаю, что содержимое дисков тебя заинтересует. Используй компьютеры
модели IBM-1986А. Происхождение информации объясню позднее. М.Рувинский,
директор."
ДИСК ПЕРВЫЙ. РОМАНЦЫ
От Фьюмичино начинались уже городские пригороды - Рим сильно разросся
за последние годы, - и Зеев Барак просигналил остановиться. Обе машины
съехали на обочину, не доезжая километра до последнего на этой дороге
патрульного поста италийцев. Зеев заглушил двигатель и вышел из машины.
Аркан остался сидеть за рулем, ладони лежали на баранке, глаза смотрели на
Зеева, но видели не настоящее, а будущее. Минут этак на пятнадцать вперед,
когда начнется.
"Такой молодой, а уже нервный", - подумал Зеев. Он помахал ладонью
перед лицом Аркана, и тот, придя, наконец, в себя, опустил боковое стекло.
- Лечиться надо, - добродушно сказал Зеев. - Если ты будешь с таким
же видом смотреть на полицейского...
- На полицейского я вовсе смотреть не буду, - тихо сказал Аркан. -
Зачем мне на него смотреть? Выйду, руки за голову...
- Ты, главное, выйди где и когда надо, - жестко сказал Зеев, полагая,
что напряжение он снял и теперь можно говорить серьезно. - Улица Нерона
угол Юпитера, здание министерства внутренних дел. Паркуешь машину на
третьей стоянке слева, перед выходом отпускаешь сцепление и включаешь
радио. Идешь в сторону...
- ...Улицы Мальфитано, знаю, - прервал Аркан и, наконец, оторвав
взгляд от какой-то, ему одному видимой точки, посмотрел на Зеева. - На
память не жалуюсь. Повторить маршрут отхода?
- Не надо, - помолчав, сказал Зеев. - Бэ зрат а-шем, вперед.
За руль он садился с неприятным ощущением, что день этот радости не
принесет. Не нравилось ему выражение лица Аркана. Нельзя так. После
возвращения нужно будет показать мальчика психологу. В Перудже хороший
психолог, Бен-Хаим, из третьего поколения римских евреев.
Дальше Аркан ехал первым - ровно ехал, хорошо. У поста притормозили,
полицейские-италийцы смотрели на Зеева презрительно-недоверчиво, проверяли
машину придирчиво, разрешение на въезд в Рим чуть ли не в лупу
разглядывали.
- Проезжайте, - сказал капрал, и они проехали. Через два квартала
настало время расстаться - за светофором Зеев свернул налево и в зеркальце
увидел, что Аркан повернул вправо и выехал на бульвар короля Виктора.
Эти италийские названия... Когда город был романским, бульвар носил
имя Рамбама, и в этом заключался высокий смысл. А кто такой этот
италийский Виктор? Он и королем-то был всего три с половиной года, пока
его не убил собственный сын. И эта нация претендует на Вечный город!
Мысли о Викторе, достойном разве что двух строк в учебнике гойской
истории, отвлекли Зеева, но не помешали подъехать к зданию Центрального
военного универмага в точно обозначенное время. В десять утра народу здесь
было много, люди входили и выходили, романцев среди них, естественно, не
наблюдалось. Зеев отпустил сцепление, включил радио - первая программа
италийцев передавала классическую музыку, то ли Верди, то ли Пуччини.
Музыка изгнанников, особенно Верди - он, как слышал Зеев, все свои оперы
писал в Париже с мыслями о возвращении италийцев в Рим.
Выйдя из машины, Зеев быстрым шагом пошел в сторону Храма Юпитера -
там облавы начнутся в последнюю очередь. Миновав площадь Независимости