Библиотека в кармане -русские авторы



                

Амнуэль Песах - Слишком Много Иисусов


П.АМНУЭЛЬ
СЛИШКОМ МНОГО ИИСУСОВ
Удивительно не то, что это произошло. Удивительно, что ничего
подобного не происходило раньше. Я сказал об этом директору
Штейнберговского института, господину Рувинскому и услышал в ответ:
- Да, я тоже боялся с самого начала. Очень не люблю идей, лежащих на
поверхности. Они выглядят простыми, но приносят столько хлопот...
Он прав - хлопот оказалось достаточно. Но он и неправ тоже - может,
для христианина эта идея и лежала на поверхности, но уж никак не для
правоверного еврея. Ицхаку Кадури она, например, в голову не пришла, хотя
началось все именно с него.
Ицхак Кадури - личность. Родители его из Йемена, а сам он, по-моему,
не от мира сего. Да вы его видели по телевидению в программе "Конец
недели": рост метр восемьдесят, иссиня-черная борода, под которой можно
угадать любые - по желанию - черты лица. И взгляд - будто отдельно от
всего остального. Взгляд человека, которому не нужен компьютер, чтобы
понять скрытый текст Торы.
Насколько я понимаю, Кадури, ученик иешивы "Прахей хаим" явился 24
февраля 2028 года к господину Равиковичу, чтобы обсудить архитектурные
особенности Второго храма. Ситуация сложилась достаточно пикантная.
Директор Штейнберговского института был человеком, глубоко неверующим. Не
верил он не только в Творца, который все это создал, но и в людей, которые
не умеют пользоваться созданным. Альтернативная история для его - прямая
возможность доказать всем, насколько непродуктивно и непродуманно все,
сделанное людьми. Показывая очередному посетителю серию альтернативных
возможностей, он всем своим видом как бы говорил:
- Пойдешь налево - по шее получишь. Пойдешь направо - не дойдешь.
Пойдешь прямо - голову сложишь. И стоит ли вообще куда-то ходить??
Хорошо, что директор института очень редко имел дело с живыми
посетителями. Да и не стремился - все по той же причине неверия в благие
намерения людей.
Ицхак Кадури ничего не знал об этой особенности директора института
альтернативной истории и потому явился к нему в кабинет, надеясь быть
выслушанным и понятым.
- Мой далекий предок был из рода Коэнов и жил во времена Второго
храма, - сказал он. - Значит ли это, что я могу увидеть ритуал принесения
жертвы своими глазами?
- Если то, что ты говоришь, правда, то да, можешь, - ответил господин
Равикович.
- Я никогда не лгу! - возмущенно начал было Кадури, но был немедленно
перебит.
- Уважаемый, - сказал директор, - что знаешь ты о правде? Даже то,
что выглядит истиной, может оказаться заблуждением, верно?
Поняв, с кем имеет дело, Кадури смирил гордыню и сказал кротко:
- Ты сам можешь проверить - я действительно потомок коэнов. Я прошел
детектирование с помощью аппарата генетического сканирования. Мой прямой
предок служил в Храме примерно за сорок лет до его разрушения.
- Понимаю, - рассеянно сказал директор. - Как раз когда распинали
Христа.
При упоминании имени нечестивого проповедника Кадури побледнел, что,
впрочем, никак не отразилось на цвете бороды, и воскликнул:
- О чем ты говоришь?!
- Ах, - сказал директор. - Это неважно. Я не верю в Христа.
Он не сказал при этом, что и в Творца вместе с Моше он не верит тоже.
И следовательно, праведные труды как самого Кадури, так и его далекого
предка, считает никчемными.
Многие исследователи, занимавшиеся этой историей, полагают, что
личные качества господина Равиковича никак не могли повлиять на развитие
событий. Я же думаю, что не будь директор института столь циничен, он не
дал бы Ицхаку Кадури с