Библиотека в кармане -русские авторы



Амзин Александр - Чего Хочет Мужчина


Амзин Александр
Чего хочет мужчина
Рассказ
- Чай будешь?
- Буду.
- Пей.
- Сейчас, ботинки сниму.
Аня смотрит на меня и улыбается. Я стою на одной ноге в коридоре и пытаюсь
развязать шнурки.
Мы не виделись две недели, и вот я пришёл, сволочь этакая.
Я не чувствовал ссоры. Hикакого напряга, и даже не хочется разговаривать.
Пить чай - это Аня хорошо придумала, правильно. Я вспомнил маленькую кухню,
шестой этаж, эмалированный чайник с кипячёной водой, всегдашние сухари с
изюмом. Знаете, что самое главное в сухарях? Изюм. Когда ты выковыриваешь
последнюю изюминку, всё заканчивается.
- О чём задумался.
- О сухарях.
- Тебе с сахаром?
- Конечно. Ты смешная.
Аня хмурится.
- Почему?
- Впервые вижу, чтобы перед разливкой чая фартук надевали.
- Просто я чуть аккуратнее, чем некоторые.
Поднимаю руки. В левой - сухарь.
Она садится на табуретку, забирается с ногами - смешная привычка, если
вдуматься.
- Ты сегодня весёлый?
- Ага.
- Отчего? Зарплату дали?
Знаете, за что я люблю Аньку? За её подколки.
- Ага. Дали.
- А я думала, что ко мне пришёл.
- И это тоже.
Дуется.
- А ты без сахара пьёшь?
- Всегда. Пора заметить.
- Помнишь, мы раньше тоже красный чай пили?
- Какой?
- Hу, медный такой, это было на Кузнецком или недалеко.
Мы там зашли в "Солёный бриз", это кафе экономило свет. Я не люблю яркий
свет, хром и огромные витрины.
- Когда мы сидим в этих витринах, мы являемся рекламным материалом. Мы
олицетворяем собой скрытый рекламный бюджет.
- А молча пить чай ты не умеешь?
- Это неинтересно. Болтать намного интересней.
Да, с этого разговора всё и началось. Мы пили горячий красный чай, сидели,
и никуда не хотели сорваться. Три дня мы пили красный чай, и я сказал, что
надо бы прошвырнуться в кино, например. Когда я говорю, что надо бы
прошвырнуться в кино, то чувствую себя Полиграф Полиграфовичем, тот всё
время рвался в цирк. Я сказал об этом Ане, она внимательно и с пониманием
выслушала, а потом не выдержала - засмеялась. Смеётся она замечательно.
Когда мы в метро встретились, она только улыбалась и резала слова в короткие
нераспространённые предложения. Я поставил целью рассмешить эту девушку
любой ценой.
Псих, одним словом. Полюбуйтесь. Белые, будто светящиеся, зубы. Костюм
цвета сливочного мороженого. Аделаида. Все дела.
- Ты не похож на Анпилова, - говорит.
- А при чём тут Анпилов? У меня приятель есть, он через двух человек
Анпилова знает, и вовсе тот не Полиграф, в смысле, Анпилов. Раньше был, по
крайней мере.
- Ты всегда так с девушками разговариваешь?
- А что случилось?
- Да нет, ничего. Давай ещё поговорим о политике, а потом ты расскажешь о
курсе доллара и синхрофазотроне.
Она закипала, а я этого сразу не увидел. Только заглянул в чашку и понял,
что еле притронулся к красному чаю.
Это я только через две недели понял, что не спросил её о чём-то важном,
что мы не встречались целый день, а сейчас вот встретились, и я не смог
построить заинтересованную морду. В мыслях я иногда отлетал очень далеко -
глядел в красный чай, прислушивался к разговорам вокруг, прикрывал глаза на
секунду, и вдыхал фирменный "Бриз" - эти ребята сделали в некурящем секторе
повесили кондиционер с "морской" добавкой, и иногда он плевался в нашу
дымную сторону свежим воздухом.
Каждый день, я приходил домой и первым делом снимал пропахшую дымом
джинсовку. Я люблю носить летними вечерами тонкие и не очень свитера - так
они тоже стали памятниками табачной индустрии. Таким образом я, некурящий,
умел маскиро