Библиотека в кармане -русские авторы



Бажов Павел - Повести, Очерки, Публицистика (Том 3)


П.П.Бажов
Повести, очерки, публицистика
Собрание сочинений в трех томах.
Том третий.
СОДЕРЖАНИЕ:
ОЧЕРКИ
Уральские были
ПОВЕСТИ
Зеленая кобылка
Дальнее - близкое
За советскую правду
Через межу
Отслоения дней. Дневниковые записи, письма
Автобиография
Примечания
= = = = = = = = = =
* ОЧЕРКИ. УРАЛЬСКИЕ БЫЛИ *
В ДЕТСКИЕ ГОДЫ
- Ты что не собираешься? Ревело уж!
- Ладно, без сборов. Отдохнем.
- Что ты! Отказали?
- Объявил вчера надзиратель - к расчету! Мать готова заплакать. Отец
утешает.
- Найдем что-нибудь. Не клином свет сошелся. На Абаканские вон которые
едут. ( Железоделательные заводы в Минусинском округе, бывшие Кольчугинские.
(Прим. автора.))
Перед этими неведомыми Абаканскими мать окончательно теряется. Краснеет
нос, морщатся щеки и выступают крупные градины - слезы. Старается
сдержаться, но не может. Отец вскакивает с табурета и быстро подходит к
"опечку", где у него всегда стояла корневая чашечка с махоркой. Торопливо
набивая трубку, сдержанно бросает:
- Не реви - не умерли!
Мать, отвернувшись к залавку, начинает всхлипывать. Я реву. Отец
раздраженно машет рукой и с криком:
"Взяло! Поживи вот с такими!" - захлопывает за собою дверь.
Вмешивается бабушка. Она ворчит на мать, на отца, на заводское
начальство и тоже усиленно трет глаза, когда доходит до Абаканских.
Днем приходят соседки "посудачить". Винят больше отца.
- И когда угомонится человек?
- Мне Михаиле когда еще говорил - непременно откажут твоему-то.
- Вон в кричном он Балаболку-то осадил: хоть стой, хоть падай!
Начинают припоминать отцовские остроты, но они так круто посолены, что
передают их женщины только "на ушко". Мать обыкновенно заступается за отца
и, кажется, делает это не только "от людей", но вполне искренно. Она даже
горячится, что так редко бывает при ее ровном, спокойном характере.
Вечером приходит отец. Красные воспаленные глаза показывают, что выпито
немало. Однако на ногах держится твердо, говорит громко, уверенно.
Удивляется "тем дуракам, которые сидят в Сысерти, как пришитые".
- Уедем, и дело с концом! На Абакане, небось, не по-нашему. Чуть кто
зазнался, сейчас приструнят. А у нас что? Попетан изъезжается, Балаболка
крутит, и Царь ехидствует. А ты не моги слова сказать. Терпи - потому у тебя
тут пуп резан. Найдем место. Вон там как живут!
Отцу не противоречат, по опыту знают, что хорошего ничего из этого не
выйдет. Мне - малышу - отцовские планы кажутся заманчивыми, и я засыпаю с
думой о далеком крае, где все не по-нашему.
Утром тяжелое раздумье - как быть? Оставить домишко, покос, огород!
Кому продать? А вдруг на Абакане не лучше Сысерти?
Бабушка и мать, конечно, против Абакана. Отец сдает:
"Надо поискать где поближе".
"Поближе" - значит к Белоносихе, на спичечный завод. Но туда редко
удавалось поступить. Обыкновенно там было переполнено рабочими, и работали
они задаром. На мельницах тоже ничего не было.
Оставалось "пытать счастья" в "городе". (Так безыменно звался
Екатеринбург.)
Отец недели на две, на три исчезает из дому. Мать усиленно работает
днем и ночью, вконец изводит глаза: плетет широкие кружева или вяжет узорные
чулки для заводских барынь. Не столько заработок, сколько взятка по женской
линии.
Отец приходит угрюмый - нет работы. Ехать в Сибирь после неудачных
поисков уже не собирается.
- Сходи к управителю-то, - говорит бабушка.
Отец хмурится и бормочет:
- Да уж, видно, придется, мать. В "поторжную" - и то не попасть без
этого.
Начинается "выдержка": "На той неделе побывай",