Библиотека в кармане -русские авторы



                

Берсенева Анна - Капитанские Дети 1


ВОЗРАСТ ТРЕТЬЕЙ ЛЮБВИ
Анна БЕРСЕНЕВА
Анонс
Врач МЧС Юрий Гринев - из тех, кого называют «мужчина с прошлым», и это привлекает к нему внимание женщин. Но его работа в экстремальных ситуациях только со стороны выглядит романтично, житейские же блага - деньги, карьера - с ней не связаны, поэтому Гринев не считает себя удачным партнером для женщины, которая ищет в жизни успеха.

А жизнь молодой тележурналистки Жени Стивене основана именно на успехе. И у нее есть все, что для этого необходимо: высокопоставленный отец, эффектный бойфренд, которого называют «лицом российского телевидения», безоблачные перспективы на будущее. Встреча Юрия и Жени выглядит случайной, совместная жизнь - невозможной...
Анна Берсенева (Татьяна Сотникова) преподает в Литературном институте, пишет статьи и монографии. И - романы, которые близки и понятны миллионам людей, независимо от их социального статуса, возраста, образования.

Теперь герои ее семейной саги «Капитанские дети» появились на телеэкранах в исполнении любимых артистов. Встречайте!
Часть первая
Глава 1
Труднее всего привыкнуть, что твоя жизнь немного опережаег время.
И не как-нибудь абстрактно опережает, не иносказательно, а по-настоящему. Ты всегда живешь в завтрашнем дне, и все, что еще только произойдет с твоими близкими завтра, через восемь часов, с тобой происходит вот уже сейчас, сегодня.
За три года, прожитые на Сахалине, Юрий Валентинович Гринев так к этому и не привык. Он просто перестал ощущать эту странную, немного нереальную разницу во времени, перестал машинально высчитывать, который теперь час в Москве.
И в тот день, когда он перестал это делать, - понял, что забыл Москву.
Он понял, что наконец перестал соотносить свою нынешнюю жизнь с прошлой, и вздохнул с облегчением и одновременно с самому себе непонятным оттенком горечи. Как будто кто-то таким образом разрешил ему не думать о смутных и тревожных вещах, о которых думать не хотелось и раньше, но думалось помимо воли. Непонятно было только, почему не обрадовала эта наконец обретенная свобода от прошлого.
И вот теперь, выходя из операционной в девятом часу утра, Гринев ни о чем таком и не думал. А думал только о том, что уже девятый час, что дежурство его кончилось, а в отряде у него сегодня выходной и, пожалуй, можно будет поспать часов пять совершенно спокойно.

Впрочем, если выяснится, что за время его больничного дежурства возникли какие-нибудь неожиданные обстоятельства, которые требуют его непременного присутствия, - тоже ничего страшного. Он просто не поспит, и к этому ему тоже не привыкать, тем более сегодняшняя ночь была средней тяжести: в основном бытовые и не слишком опасные травмы, не то что в прошлый раз.
Юре часто не удавалось поспать после дежурства, еще когда работал в Склифе: просто наваливалась новая работа, дневная, и сон как-то сам собою отодвигался на потом. А в Армении, потом в Абхазии о сне вообще забывали, и ничего.
Но он был тогда молод, здоров и, главное, постоянно чувствовал в себе то ровное воодушевление работой, которое помогало ему даже больше, чем молодость и здоровье. Здоровье вроде никуда не делось, а воодушевления теперь, конечно, стало поменьше. Но оно все-таки осталось, не ушло совсем.
И поэтому, выходя сумеречным осенним утром из операционной, Юрий Гринев чувствовал то, что называл «остаточной бодростью», которая, в случае необходимости, почти без его усилий могла продлиться на сколь угодно долгое время.
- Что в Москве у вас творится! - Этими словами, да еще произнесенными слегка растерянны