Библиотека в кармане -русские авторы




Биленкин Дмитрий Александрович - Миша Кувакин И Его Монстры


Дмитрий Биленкин
Миша Кувакин и его монстры
Мы ладили снасть, на наших послеобеденных лицах читалось твердое
намерение уловить кита, Кувакин же сидел на берегу озера и тосковал над
посудой. Ему кивали белые звезды водяных лилий, босые ноги молодого, но
уже прославленного ученого пощипывали доверчивые мальки, ленивый ветерок
материнской рукой поглаживал озеро, оно жмурилось солнечным блеском зыби,
словом, мир был прекрасен, как в детстве, а в руки предстояло взять
сальную тряпочку, макнуть ее во что-то невыразимо химическое и пройтись ею
по груде жирных тарелок, кастрюлям и сковородам, для чистки которых более
годился отбойный молоток.
В довершение всего безобразия мимо тарелочного бастиона с палочкой в
зубах прошествовал Нес, существо столь же праздное, сколь и
аристократическое. Рыжая шерсть колли горела медно-красными нитями,
вальяжно помахивая пышным хвостом, пес зазывал кого-нибудь поиграть.
Занятого делом Мишу Кувакина он проигнорировал.
- Полным-полно бездельников, - громыхнув кастрюлей, процедил Кувакин. -
В добрые старые времена псам, между прочим, давали вылизывать тарелки.
- После чего их стерилизовали в атомном реакторе, - немедленно
отозвался хозяин пса, критик по профессии и по натуре, такой же
рыжеволосый, как и его мохнатый друг.
- Их, то есть псов, - уточнил Кувакин и макнул чашку в воду. - За что я
люблю гуманитариев, так это за четкость формулировок!
- Каковая любовь, - отпасовал критик, - надеюсь, споспешествует мытью
посуды. По-моему, ты уже утопил ложку...
- Нет, я пустил ее отмокать от критической желчи... Песик, поди сюда,
бедный пес! На твоем месте я бы обиделся. Твою благородную слюну считают
антигигиеничной. Говорят, химия лучше. В этой компании физиков и лириков
только мы понимаем друг друга. Для всех прочих живая природа - это...
- Это лещ! - радостно подхватил критик.
Ох, не стоило ему так шутить, нет, не стоило. В душе всякого
творческого человека дремлет ребенок, а ребенок, вооруженный плазмографами
и геноскопами, это, знаете ли, чревато, поэтому не будите его, если
можете! Как и любой из нас, к дежурному мытью, посуды Миша относился
философски и даже с юмором, поскольку в наш век автоматизации быта такое
занятие, при всей своей непривлекательности, имело привкус экзотики и
возвращения к сельской простоте, до которой столь охоч современный,
утомленный электронным комфортом горожанин. Но лещ! Замечено, что, если
человек чего-то недобрал в детстве, к тому он будет стремиться взрослым.
Миша никогда прежде не замирал над танцующим в воде поплавком, и теперь,
вкусив рыбалки, для лучшего улова был готов сам себя насадить на крючок.
Увы, рыба не считалась с научными знаниями и заслугами. Право, можно было
подумать, что она вступила против Кувакина в заговор. И удочки одинаковые,
и наживка, но сосед выволакивает красавца за красавцем, а у тебя,
выдающегося геноинженера, можно сказать, творца и повелителя всего живого,
берут лишь головастые ершики да сардиночного размера плотвички. А лещ,
благородный килограммовый лещ знай себе чмокает в близком, удилищем
дотянуться, камыше и злорадствует. Тьфу!
Тем не менее выпад критика, казалось, не произвел должного впечатления:
чмокнув губами, Миша выпустил чашку и воззрился в пространство.
- Гм... Лещ, что есть, в сущности, лещ? Тупомордая, пасущаяся в
водорослях некоторым образом корова. А что есть, предположим, Нес?
Бездельник и тунеядец, что вполне отвечает латинскому "канис", то есть
"пес", ибо когда в древнеримском неб