Библиотека в кармане -русские авторы


Брендючков Константин - Последний Ангел


Константин Брендючков.
Последний ангел
1
Черная бездна всегда воспринималась Лией как нечто чуждое, потому что
ее бесконечность не постигалась разумом, как бы отторгалась от него. Ничто
не смягчало гнетущей пустоты вселенной. Ни верха, ни низа, ни звука, ни
образа!
И только в одном месте угадывалась твердь, закрывшая собой огоньки
далеких миров, твердь астероида, с которым Лию связывал лишь тонкий,
исчезающий во тьме шнур.
Она уже проверила улавливающие пояса приемных устройств, все они
оказались исправными, но она любила витать в бездне и потому задержалась,
расслабив все тело и бездумно отдавшись полному покою. Но это не могло
продолжаться безнаказанно, твердь, вращаясь, грозила ударить, поэтому Лия
наконец встрепенулась, включила шлемный осветитель и запустила тяговый
механизм, который повлек ее над поверхностью пустынного скитальца, давно
уже ставшего для Лии домом.
Невзрачным и безрадостным выглядел этот дом снаружи: скалы, большие и
маленькие воронки, выбитые ударами метеоров, осколки и брызги породы,
редкие шахты дюз, казавшиеся бездонными, - таково было лицо маленького,
затерявшегося во вселенной мирка.
Вскоре показались холодные сигнальные огни устья шлюзовой пещеры.
Прошлюзовавшись, Лия переоделась, подошла к входной шахте, подняла
оставленный ею же веер и шагнула в слабо освещенную пропасть. Как страшно
было это когда-то сделать и каким обыденным стало теперь. Почти
безотчетными взмахами веера она сдерживала и без того медленное падение,
пока не спустилась на перекресток нескольких коридоров и, пройдя по одному
из них, открыла дверь командного зала. Ее появление вызвало улыбки, и,
хотя никто еще ничего не сказал, она поняла, что ее задержка не осталась
незамеченной.
- Известная неженка, - сказал Зор, и Лия уловила, как у него сквозь
внешнюю суровость пробивается запрятанная приязнь. Рея и Фада, судя по
тому, как они переглянулись, тоже уловили это.
"В нашем доме решительно ничто не может остаться тайной, и приходится
удивляться, что его обитатели вообще еще прибегают к речи", - в который
раз подумала Лия.
- Повзрослеешь - поймешь, что в словах мысль оттачивается и делается
живей, - откликнулся Зор. - А когда окрепнет ваша воля, - обратился он уже
ко всем, - вы сможете и скрыть мысль от других, когда сочтете нужным.
Зор пережил уже около пятисот планетных циклов, он был мудр, и ему
следовало верить, но Рея лукаво улыбнулась и подумала: "А зачем это может
понадобиться?"
- Задай этот вопрос Комбинатору, все равно вы с Фадой только и делаете,
что программируете для него всевозможные фантастические картины, - ответил
вслух Зор. - Но не сейчас! - заметил он уже другим тоном. Смотрите! Вот он
появился наконец пропавший Наблюдатель!
Зор чего-то не договорил, но было уже не до того: Лия увидела, что на
перекрестии мутноватого курсового экрана действительно сформировалось
что-то, не похожее на звезды. Это не было ни искоркой, ни кружочком, а
представляло собой пятнышко с недоразвитыми лапками, как у амебы.
- Да, Лия, это и есть наш Наблюдатель, а ближайшая к нему звезда - цель
нашей экспедиции, - подтвердил Зор. - Разбудите подвахтенных! А ты, Лия,
восстанови жизненный ритм командира, - добавил он и отвернулся к пульту
управления. Рея и Фада поднялись с кресел и вышли из зала.
Командир занимался в соседнем отсеке логической игрой. Он поднял руку
для очередного хода еще до появления Лии, но в его позе мало что менялось.
Так же неподвижен был и его партнер, но Лия знала, что они вед





    




Книжный магазин