Библиотека в кармане -русские авторы


Брянцев Георгий Михайлович - Клинок Эмира


БРЯНЦЕВ ГЕОРГИЙ МИХАЙЛОВИЧ
Клинок эмира
Военно-приключенческие повести Г. M Брянцева, публикуемые в
двухтомнике, посвящены деятельности советских чекистов в довоенное время и
в годы Великой Отечественной войны.
Автор повестей Георгий Михайлович Брянцев (1904-1960) родился на
Северном Кавказе в станице Александрийской. В 1925 году он начал военную
службу и до 1951 года находился в рядах Советской Армии. В 1942-43 гг.
участвовал в партизанском движении в Брянских лесах. Неоднократно выполнял
в тылу врага задания командования Брянского фронта и Орловского обкома
партии. Был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени,
орденом Красной Звезды, орденом Знак Почета, медалями "За боевые заслуги",
"Партизану Отечественной войны" 1 степени, "За победу над Германией в
Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", "За доблестный труд в Великой
Отечественной войне 1941-1945 гг.", знаком заслуженного чекиста.
Перу Георгия Михайловича Брянцева принадлежат книги: "От нас никуда не
уйдешь" (сб. рассказов), "По ту сторону фронта", "Их было четверо" (сб.
рассказов), "Конец осиного гнезда", "Следы на снегу", "Клинок эмира",
"Голубой пакет", "Это было в Праге", "По тонкому льду".
I
ПРОЛОГ
Это было в августе двадцатого года.
Эмирская Бухара доживала свои последние часы. У стен цитадели эмирата,
"священной" Бухары, стояли вооруженные отряды рабочих и дехкан советского
Туркестана. Бой шел вторые сутки.
Из города палили из допотопных пушек, кремневых ружей и английских
винтовок. Белобородые муллы, увенчанные белоснежными чалмами, воздев руки к
небу, слали проклятия на головы отступников, посмевших поднять меч на
наместника аллаха на земле - великого из великих, мудрейшего из мудрейших
эмира бухарского.
По паутине глухих улиц, переулков и узких, точно щели, тупиков на
поджарых афганских конях метались разъяренные эмирские сарбазы1. Грозно
размахивая обнаженными саблями, они сгоняли перепуганных насмерть горожан к
одиннадцати городским воротам строить новые укрепления.
Толпы опоенных анашой1 и обезумевших фанатиков бесновались на
дворцовой площади Регистан, вокруг башни смерти и перед дворцом эмира -
Арком. Одни из них рвали на себе волосы и одежду, другие кричали осипшими
от напряжения голосами:
- Смерть вероотступникам!
- Газават! Священная война!
Умар Максумов, бухарский чеканщик, сидел во дворе у своей крохотной
глинобитной мазанки, держа на коленях шестилетнюю дочь Анзират. Крики и
вопли на улице и треск беспорядочной стрельбы долетали и сюда. Девочка
дрожала от страха, прижималась к широкой груди отца, плакала и испуганно
лепетала:
- Боюсь... Боюсь, ата...
Не находя нужных слов для утешения, Умар крепкой и сильной рукой
гладил черноволосую головку дочери.
Неожиданно к шуму боя примешались какие-то новые, незнакомые Умару
посторонние звуки. Они плыли откуда-то сверху, нарастали, сгущались в
странный и сплошной рокот. Этот угрожающий рокот уже покрывал многоголосый
людской гул и трескотню ружей, от него мелко дребезжали оконные стекла и
жалобно вздрагивала посуда, в стенных нишах.
- Это еще что такое? - подумал вслух Умар, снял дочку с колен и
поставил на глиняный пол.
- А? - спросила Анзират и, широко распахнув заплаканные глаза, тоже
стала прислушиваться.
Встревоженный и заинтересованный, Умар закинул полу халата, взял дочку
за руку и вышел во двор. Вышел, взглянул в бездонно-лазоревое летнее небо и
обмер: по нему, точно легендарные драконы, раскинув двойные неподвижные
крылья и делая б





    




Книжный магазин