Библиотека в кармане -русские авторы


Бродский Иосиф - Из Книги Эссе, Переводы С Английского


Иосиф Бродский
Из книги эссе,
переводы с Английского
___
В тени Данте
В отличие от жизни произведение искусства никогда не принимается как
нечто само собой разумеющееся: его всегда рассматривают на фоне предтеч и
предшественников. Тени великих особенно видны в поэзии, поскольку слова их
не так изменчивы, как те понятия, которые они выражают.
Поэтому значительная часть труда любого поэта подразумевает полемику с
этими тенями, горячее или холодное дыхание которых он чувствует затылком или
вынужден чувствовать стараниями литературных критиков. "Классики" оказывают
такое огромное давление, что результатом временами является вербальный
паралич. И поскольку ум лучше приспособлен к тому, чтобы порождать
негативный взгляд на будущее, чем управляться с такой перспективой,
тенденция состоит в том, чтобы воспринимать ситуацию как финальную. В таких
случаях естественное неведение или даже напускная невинность кажутся
благословенными, потому что позволяют отмести всех этих призраков как
несуществующих и "петь" (предпочтительно верлибром) просто от сознания
собственного физического присутствия на сцене.
Однако рассматривание любой такой ситуации как финальной обычно
обнаруживает не столько отсутствие мужества, сколько бедность воображения.
Если поэт живет достаточно долго, он научается справляться с такими
затишьями (независимо от их происхождения), используя их для собственных
целей. Непереносимость будущего легче выдержать, чем непереносимость
настоящего, хотя бы только потому, что человеческое предвидение гораздо
более разрушительно, чем все, что может принести с собой будущее.
Эудженио Монтале сейчас восемьдесят один год, и многое из будущих у
него уже позади -- и из своего и чужого. Только два события в его биографии
можно считать яркими: первое -- его служба офицером пехоты в итальянской
армии в первую мировую войну. Второе -- получение Нобелевской премии по
литературе в 1975 году. Между этими событиями можно было застать его
готовящимся к карьере оперного певца (у него было многообещающее бельканто),
борющимся против фашистского режима -- что он делал с самого начала и что в
конечном счете стоило ему должности хранителя библиотеки "Кабинет Вьессо" во
Флоренции, -- пишущим статьи, редактирующим журналы, в течение почти трех
десятилетий обозревающим музыкальные и другие культурные события для
"третьей страницы" "Коррьере делла сера" и в течение шестидесяти лет пишущим
стихи. Слава богу, что его жизнь была так небогата событиями.
Еще со времен романтиков мы приучены к жизнеописаниям поэтов, чьи
поразительные творческие биографии были порой столь же короткими, сколь
незначителен был их вклад. В этом контексте Монтале -- нечто вроде
анахронизма, а размер его вклада в поэзию был анахронистически велик.
Современник Аполлинера, Т. С. Элиота, Мандельштама, он принадлежит этому
поколению больше чем просто хронологически. Все эти авторы вызвали
качественные изменения каждый в своей литературе, как и Монтале, чья задача
была гораздо труднее.
В то время как англоязычный поэт читает француза (скажем, Лафорга) чаще
всего случайно, итальянец делает это вследствие географического императива.
Альпы, которые раньше были односторонней дорогой цивилизации на север,
сейчас -- двустороннее шоссе для литературных "измов" всех видов! Что
касается теней, то в этом случае их толпы (толщи/топы) стесняют работу
чрезвычайно. Чтобы сделать новый шаг, итальянский поэт должен поднять груз,
накопленный движением прошлого и н