Библиотека в кармане -русские авторы


Броккен Сергей - Тот, Кого Не Было


Сеpгей Бpоккен (Пустынский)
ТОТ, КОГО HЕ БЫЛО
"Черно-белый мой цвет, но он выбран, увы, не мной...", - пел
Константин Кинчев. Вошедший покупатель оступился и мог бы упасть, если
бы не быстрая помощь охранника, схватившего его за локоть. Покупатель
покосился на экран, где сжимал микрофон солист группы "Алиса", потом
криво улыбнулся и отряхнул полы брюк.
- А что это он? - недоуменно спросил покупатель (звали его Игорь),
указывая на Кинчева.
- Это вы о чем? - уточнил "секьюрити".
- Дело в том, что я знаком с творчеством этой группы. Сейчас
исполняется песня "Воздух", но звучит другой текст! В оригинале поется
"Черно-красный мой цвет...".
Охранник засмеялся, показав желтые зубы, и поинтересовался:
- Скажите, что это за телек?
(Кинчев исчез, а вместо него возникла стройная симпатичная женщина и
начала: "Я прошу, поговорите со мной, друзья, старая в альбоме есть
фотография, мы на ней словно мафия, или просто семья...").
- Телевизор старый, черно-белый, "Рекорд" называется. У меня дома на
антресолях такой же стоит.
- Вот! - победоносно сказал охранник, - потому так и поет, раз телек
не цветной. Это тест на цветность.
- А что... - удивленный Игорь присел на край стола, - как он будет
петь на цветном?
- Если по нему врубить, то там по-другому: "Разноцветный мой цвет,
только выбран он, явно, не мной...".
Покупатель отметил тавтологию прозвучавших слов, но никак не
отреагировал на абсурдность всего этого разговора. К тому же Игоря
отвлек менеджер компании, который принялся рекламировать новейшие
достижения электронной промышленности и нарочито заслонять спиною
ценники, где была указана явно не подъемная для кошелька среднего
покупателя, стоимость. Hемного побродив вслед за этим разговорчивым
молодым человеком, для приличия кивая и переспрашивая незначащие
подробности, Игорь вернулся к выходу. Hа прощание он спросил охранника:
- И как смотрит на ваши эксперименты Кинчев?
- Гы! - ухмыльнулся тот, - положительно. Мы ему с каждого проданного
"ящика" алименты платим.
Игорь повернул рукоятку дверной ручки и очутился на улице.
Ранняя весна редко бывает красивой. Преобладающие в природе
черно-серые, грязные тона, влажный и паскудный ветер, еще не растаявший
в тени снег, - все это однажды спровоцировало русского поэта Бориса
Пастернака на такие строки:
Февраль. Достать чернил и плакать,
Писать о феврале навзрыд,
Когда грохочущая слякоть
Весною черною горит...
Вспомнив стихотворение, Игорь печально посмотрел в синее небо, где,
одинокая в своем действе, металась черная птица. Заметив человеческий
взгляд, она вздрогнула в полете, и вдруг стремительно рухнула к ногам
Игоря. Повела крылом и умерла.
...Где, как обугленные груши,
С деревьев тысячи грачей
Сорвутся в лужи, и обрушат
Сухую грусть на дно очей...
Горестно вскрикнув, человек осторожно поднял мертвое тело и, как
младенца, понес на руках. Проходя по длинным улицам, Игорь видел своих
знакомых, шедших со службы в обед. Они здоровались с ним, и он рассеянно
кивал в ответ. Hикто не спросил его, почему идет он с птицей в руках.
Быть может, они вообще не замечали ее?
Потом грач выпал из ослабевших рук.
Чем дальше вонзался в город новый день, чем быстрее двигались тени от
домов и неслись от перекрестка к перекрестку иномарки, тем более
удалялся от своего дома Игорь. Человек, углубившись в свои мысли, не
замечал пути. Это было необычно: обыкновенно он, даже занятый разговором
или мыслью, находил наиболее рациональный путь к месту назначения и, не
з





    




Книжный магазин