Библиотека в кармане -русские авторы


Бровкин Владимир Николаевич - Медаль


Владимир Николаевич Бровкин
МЕДАЛЬ
- Что бабы, красивая медаль, да? Ну еще бы, я и сам это прекрасно
вижу. Такой медали окромя меня больше ни у кого на всем земном шаре нет.
Точно. На всём земном шаре. Ну что - да ну! Ну что - да ну! Говорят, значит
точно! Вот еще, врешь! Да с какой стати мне вратьто. Что мне за это деньги,
что ли, платят. Если хотите знать, так Иван Печенкин еще никогда в своей
жизни не врал.
Ну вот, опять свое.
Ну а если и вру, так чего тогда рот разинули. Если не интересно, так
не слушайте. Я тем рассказываю, кому интересно.
Что, интересно?
Ну вот, так бы сразу и говорили.
А медаль такая в самом деле только у меня одного.
Правда, у дружка моего, Юрки Степанова, тоже такая же была, нам вместе
их вручали, да только он свою где-то по дурости потерял. Юрку-то Степанова
вы знаете? Да он в нашей школе вместе со мной в одном классе учился. Не
знаете? Да из Запыхаловки он. Он первое время у бабки Веденевой на квартире
стоял, а потом перешел в внтернат, как только его открыли.
Да должны знать. У него в Запыхаловке отец долгое время бригадирил.
Правда, сейчас старики его там не живут, они еще в 68 году в теплый край, в
Талды-Курган к старшему сыну Егору перебрались.
Так вот Юрка Степанов, друг мой закадычный, тоже такую медаль имел.
А дружба у нас с ним началась еще с самого пятого класса, как он
только после Запыхаловки в нашу школу учиться пришел.
Как он в нашу школу пришел, наша классная Елизавета Алексеевна вместе
нас на одну парту и посадила.
С, той поры мы с ним друзья, не разлей водой. И сидели мы с ним вместе
за одной партой до самого окончания восьмилетки.
Но после восьмого класса дорожки наши немного разошлись.
Я как кончил восемь классов, так сразу и заявил: "Хватит, баста,
поучился да и будет".
Кинулись было меня учителя уговаривать, а я им отвечаю: "Мне и этой
всей вашей грамоты - за глаза да через край. Так можно доучиться, что и
дураком станешь.
A с моим-то умом большой грамоты совсем не надо. Она, голова моя, и
без этого хорошо работает. А они снова мне: "Да что ты?"
"Не знаю, - отвечаю им, - кому как нравится, а у меня от вашей науки и
так уже в глазах рябит".
На разную там арифметику-математику у меня еще немного терпения
хватало, но вот разные там хэрдэ-мэрдэ мне прямо всю душу наизнанку
выворачивали.
Да.потом я еще и так думал: неужели я за все эти восемь лет мучений не
заработал себе спокойной жизни?
Заработал!
A коли заработал, так какой еще может быть тут разговор.
Так вот при всех я учителям и заявил.
И дома то же самое повторил,
- Ну дома, понятное дело, мне ничего и говорить не стали: видят что
жених уже здоровый, что к чему уже кумекает,
- А говорят, Ванька, что ты университет кончил? Или брешут?
- А вы слушайте всех. Вам много кое-чего наговорят. А только я в свое
время на восьмилетке точку поставил.
У некоторых, правда, все голова за будущее болит, все-то они судьбу
свою Загадывают да бессонницей маются. Все-то они боятcя не опоздать везде
да всех хотят догнать.
А я никого догонять не собирался и не собираюсь.
А только я eще в пятом классе решил - кончаю восьмилетку, сажусь на
трактор и рулю в родной колхоз.
И никакой гoловоломки, как у некоторых.
Ну а Юрка, тот дальше, в девятый класс пошел.
Парень он вообще-то башковитый, врать я не буду.
Хотя до меня ему, правда, далековато. У него размах не тот.
Я ему про это сам много раз говорил. Но все же он парень тоже с умом.
Да!
Так вот, он пошел учиться дальше, десятилетку закончил, армию