Библиотека в кармане -русские авторы


Бубякин Михаил - Плод Молочая


БУБЯКИН МИХАИЛ
 ПЛОД МОЛОЧАЯ
  
Аннотация:
Герой всю жизнь любит одну женщину - Анну. Мы застает его в тот момент, когда он обнаруживает, что репрессии, которые когда-то прокатились по стране, коснулись и его родственников. Волей случая он начинает расследовать историю своего отца и деда.

И постепенно приходит к выводу, что в юности их счастье с Анной не было возможно, потому что он был сыном репрессированного. И только много лет спустя они встретились вновь и поняли, что все эти годы ждали этого. События, описанные в романе, происходят начиная с 1985 года.
  
  Молочай - ядовитое растение
  семейства молочаевых.
  
  Все мы смертны.
  Ужели Тебя не прельщает вино?
  Ли Бо (701-762)
  
  Трезвость - норма жизни!
  (лозунг 1985 года)
  
  
  Глава первая
  
  Все кончилось удачно. Каталку вывезли. Нина Ивановна, держа на весу капельницу, шла рядом, а операционная сестра - Галя толкала каталку по коридору.

Больные, те, кто не успел нырнуть по палатам, жались к стенам и смотрели на то, что было накрыто белым и от чего видимыми оставались лишь запрокинутое лицо и желтые пятки из-под простыни.
  Это была последняя моя операция.
  Я отвернулся и стал смотреть в окно.
  Посреди соседнего двора за кирпичной стеной дети возились в песочнице, в тени деревьев больные в синих халатах и линялых майках забивали "козла", и от раскаленного асфальта струился послеполуденный зной.
  Собственно, здесь не следовало появляться, не переодевшись, в испачканном кровью халате и выжатым как лимон. Но час назад я едва не отправил на тот свет человека и теперь имел право на эту передышку, и мог стоять и разглядывать детвору в песочнице и размышлять о превратностях случая, думая, что, наверняка, подобных превратностей больше не повторится. И, разумеется, ошибался.
  Неизвестно, в чем было больше вины - в случайности или непредвиденных обстоятельствах, но то и другое следовало заранее предугадать, проиграть в голове, прочувствовать, а теперь этот больной со смешной фамилией - Петрунькин будет выкарабкиваться месяца два, и ближайшие ночь-две мне предстоит провести на ординаторской кушетке в полусне, вскакивать и бежать смотреть на него, прежде чем можно будет вздохнуть спокойнее и без волнений.
  Итак, я стоял в тот день в коридоре у окна.
  И день был как день - ничем не выделяющийся из череды ему предшествующих и последующих, нечто усредненное, о чем вспоминаешь без сожаления, как о выкуренной сигарете, но, прожив который, чувствуешь, что изменяешь самому себе ради сомнительных ценностей и неопределенных целей, к которым тащишься наравне с другими в одной упряжке и в которые веришь, ну скажем, как в непорочное зачатие. Но которые являются частью тебя, как бы ты ни хотел, второй натурой, как бы ты ни извивался, тенью, как бы ты ни рвался, ни убегал, ни прыгал, ни дергался.
  Я стоял и думал о не очень удачной операции, ждал, когда все помоются и разойдутся, и с вожделением страждущего представлял себе ванну с холодной водой.
  Потом в операционную прошла Галя. Царапнула взглядом по спине и прошмыгнула, как голодная зайчиха, еще слишком неопытная, чтобы стать волчицей в переносном смысле, а пока лишь подбирающая крохи, и я вошел следом, чтобы переодеться.
  - Помоги мне.
  Она перестала греметь своими стерилизаторами, расправилась с завязками на моей спине и сказала, томно вздохнув:
  - Вроде, на сегодня все...
  - Будем надеяться, - ответил я и стал мыть руки. Разумеется, я ей ничего не сообщил о своем уходе.
  - Думаешь, обойдется?