Библиотека в кармане -русские авторы


Бугай Алексей - Сочинение


Алексей БУГАЙ
СОЧИНЕНИЕ
Первый раз в жизни комиссар Фухе был загнан в тупик женщиной.
После того, как за флагом остались "Крот", "Дрозды", "Сиротинушка" и
еще с полдюжины заведений того же толка, душевное равновесие заполнило все
отеденное ему место и стало вытеснять способность к поддержанию тела
строго вертикально. Когда этот процесс зашел достаточно далеко, Фухе стал
спотыкаться ногами, языком, и вот тут-то перед его ясными очами предстала
Анжелика Труппини, знаменитый кинорежиссер.
- Какие у вас симметричные уши! - сказал Анжелика Трупини,
восторгаясь собственным комплиментом.
- Да я тебя!.. - привычно загрохотал Фухе и полез в карман за
пресс-папье.
- Жил-был в некотором царстве, в некотором великом, хотя и
нейтральном государстве доблестный комиссар Фухе...
- Так не бывает! - подал голос карапуз на горшке. На лицо комиссара
набежала туча, а потом оно перекривилось на одну сторону, как от зубной
боли.
- Это почему же? - нехотя вопросил он.
- А потому, - пояснил карапуз, - что государства бывают или великие,
или нейтральные, - он покосился на своего мучителя, - или недоразвитые! А
то и другое сразу - только в сказке!
- А я и рассказываю сказку, - примирительно сказал Фухе и зябко
поежился.
- Стойте! Стойте! - заголосила Анжелика Труппини. - Я же вам
комплимент отпустила!
- Отпускают подзатыльники, а алименты - платют, - со знанием дела
угрюмо объяснил комиссар. И полез целоваться.
- Дорогой, чудненький комиссарчик, помогите разыскать моего Алекса,
пропал, бедолага, третьи сутки дома не ночует!..
- А на мусорной куче смотрели? - поинтересовался Фухе и закурил
"Синюю птицу".
- Смотрела, батюшка, и в "Кроте" его нет, - сказала Анжелика сквозь
слезы, пытаясь предупредить следующую догадку комиссара. Попытка не
удалась.
- В "Кроте" посмотри, - зевнул Фухе и смачно затянулся.
- Нет его там, и в комиссариате не видели с четверга, - всхлипнула
Анжелика Труппини.
Комиссар долго думал, чесал свой видавший виды декольтированный череп
и наконец изрек:
- А ты, милашка, в комиссариате спроси, может видали?
- И было у него чудо-пресс-папье...
- Пресс-папье - это что? - уточнил карапуз и подтянул штаны.
- Ну, пресс-папье - это мой друг, - нашелся комисар.
- А мне дедушка Габриэль говорил, что друзья бывают только мужского
рода. Например, дяденька Цирроз...
- Или тетенька Язва! - невесело хохотнул Фухе.
Настроение у него было самое скотское. Этот идиот Алекс попросил его
посидеть с внуком пять минут, а сам уже пропадал три часа. А у Фухе, если
хотите знать, в "Кроте" были заказаны восемь кружек пива, и они
выдыхались...
- Знаешь что, дружок? - не выдержал Фухе, - давай-ка я пойду, а ты
спать ложись, а?
Карапуз вытащил из-за спины руку. В ней оказалась комиссарская
восьмизарядная пушка.
- А я тебе щ-щяс допрос засвинячу! - малыш навел пушку комиссару в
лоб. - А ну, руки за спину!
Анжелика Труппини была в панике. Четвертого дня Габриэль Алекс вышел
на балкон в шлепанцах, увидел табачный киоск и выскочил на минутку за
сигаретами. Да так и не вернулся. Когда все способы и методы сыска были
испробованы и исчерпаны, Анжелика Труппини пришла за советом к комиссару
Фухе. Пришла да так и осталась. Жить. Ну, Алекс скоро нашелся и затаил на
старинного друга кровную обиду... Тогда он некоторое время жил с другой
подругой - его внук впоследствии назвал ее тетенькой Язвой. С Язвой он
расстался, а вот с обидой - нет.
- Где вы были с одиннадцати вечера до семи сорока утра в последнюю
пятницу прошлого