Библиотека в кармане -русские авторы


Бугай Алексей - Третий Пассажир


Алексей БУГАЙ
ТРЕТИЙ ПАССАЖИР
- Нет, чаю больше не надо! - сказал пассажир в клетчатом пиджаке. Эти
слова были адресованы проводнику, который угодливо протиснулся в двери
купе с подносом и стоял, ожидая указаний. После слов пассажира в клетчатом
пиджаке он поспешно убрался, не решаясь более нарушать спокойствие высоких
гостей.
- А я ему и говорю, - продолжал Габриэль Алекс, обращаясь к своему
угрюмому спутнику, - говорю, хиляй, мол, кореш, пока твои гусеницы еще
крутяться. А он мне знаешь что ответил?
- Ну? - мрачно осведомился пассажир в клетчатом. Перед ним стояла
дюжина пустых чайных стаканов. Они подпрыгивали в такт ходу поезда и
мерзко дребезжали.
- А он мне и отвечает...
Тут поезд остановился, дверь купе с грохотом растворилась, и в проеме
показался здоровенный детина, облаченный в спортивный костюм. Он держал в
руках огромный саквояж и широко улыбался.
Алекс поперхнулся чаем и стал оглушительно икать. Пассажир в
клетчатом поджаке молча уставился на вошедшего.
- Здоров, братцы!
- Твой братец в овраге лошадь доедает, - приветствовал его Габриэль
Алекс и снова принялся сражаться с икотой.
- Слышь, малыш? - подал голос пассажир в клетчатом пиджаке. - Ты
ошибся адресом. Ну-ка, закрой дверь!
Новый пассажир несколько опешил от столь радушного приема, но так
просто сдаваться не собирался.
- Позвольте, вот мой билет, вот командировочное удостоверение... - он
стал вытаскивать из карманов какие-то мятые бумажки. - Вот мои
рекомендации...
- Эта макулатура тебе больше не понадобится, - убежденно сказал
Габриэль Алекс и некстати добавил: - Знаешь, Фред, мне что-то кушать
хочется...
Пассажир, которого Алекс назвал Фредом, молча вытащил из-за пазухи
огромный заржавленный тесак и протянул его Габриэлю.
- От спинки отрежь, там помягче, - пояснил он и принялся раскуривать
сигарету.
Новый пассажир стоял, как парализованный, не в силах пошевельнуться.
- Чего стоишь, как истукан? А ну, поворачивайся спиной! И живо! -
Алекс подошел вплотную к паcсажиру в спортивном костюме. Он едва доставал
ему до плеча.
- Вы что, в своем уме?! - взвизгнул физкультурник. Лезвие
заржавленного тесака шевелилось возле самого его брюха.
- Когда это я был в своем уме? - ухмыльнулся Алекс и принялся за
дело.
На визг, крики и стоны, которые доносились из купе номер четыре,
прибежал проводник. Он испуганно просунул голову в двери, и его изумленную
физиономию перекривило гримасой ужаса. Ибо в купе творились кошмарные,
неправдоподобные вещи. Габриэль Алекс сидел верхом на пассажире в
спортивных брюках; верхняя часть костюма была изрезана, окровавлена и
отброшена за ненадобностью. А сам Габриэль хладнокровно пилил своим тупым
тесаком туловище нового пассажира. При этом туловище категорически
возражало против такого с собой обращения, извивалось и дергалось.
Пассажир в клетчатом пиджаке равнодушно взирал на кровавую оргию и с
удовольствием затягивался "Синей птицей". Заметив проводника, он неохотно
обронил: "Нет, чаю больше не надо!" и снова принялся за свою сигарету.
Проводник в ужасе захлопнул дверь и как полоумный бросился по коридору
прочь от ужасного купе.
Через полчаса, немного прийдя в себя, он решил, что все это было
плодом его воображения и что такое вообще невозможно в цивилизованной
стране в конце двадцатого века. Подбадривая себя этими соображениями, он
снова двинулся к купе номер четыре. "Это мне просто показалось, -
успокаивал он себя. - Проклятые нервы!.." Когда он подошел к злополучной
двери, из-под нее





    




Книжный магазин