Библиотека в кармане -русские авторы


Варшавский Илья - Большой Мозг


Илья Варшавский
Большой мозг
- Вся БЕДА в отсутствии общей теории, - сказал Кибернетик, - мы блуждаем в
хаосе открытий, не имея ни малейшего представления об элементарной природе
вещей. Мы не знаем сущности электрического заряда, природы гравитационных сил,
истинных свойств пространства, не понимаем, что такое энергия. Законы природы
просты, и то, что мы вынуждены описывать их при помощи все усложняющегося
математического аппарата, свидетельствует только о несовершенстве этого
аппарата. Чем больше, открытий мы делаем, тем более разрозненными и
необъяснимыми они нам представляются. Должна, наконец, появиться наука наук,
которая сведет воедино все знания, накопленные человечеством, и создаст общую
теорию, рассматривающую явления природы в их взаимосвязи.
- Но мне кажется, что философия как раз и является такой наукой и, если...
- Не говорите мне о философии! - перебил он меня. - То, что Вы называете
философией, сегодня для естествознания не больше, чем безграмотная, тупая,
самодовольная нянька при вундеркинде, больше всего заботящаяся, чтобы ее
питомец, упаси боже, не посадил чернильное пятно на чистый костюмчик. Ей при
этом нет никакого дела до того, что младенец, вверенный ее попечениям,
составляет дифференциальные уравнения, приближающие нас к истинному познанию
мира.
- Вот тут, мне кажется, Вы неправы, - сказал я. - Ведь борьба, которая
ведется в философии...
- Не читайте мне популярных лекций, - снова перебил он меня. - Знаю я эту
борьбу и цену ей, [одни заявляют,] что Мир конечен и непознаваем, другие
заявляют, что он бесконечен, бесконечно разнообразен и познаваем. Пожалуйста,
познавайте бесконечное! Не кажется ли Вам, что Мы слишком вольно обращаемся
понятием бесконечности. Бесконечное время, бесконечное пространство, кто этими
понятиями сейчас не оперирует? Однако бесконечность это просто символ
несоизмеримости масштаба и измеряемой величины. Бесконечность является таким
же отрицанием числа, как и ноль. Математики знают, как осторожно нужно
обращаться с этими понятиями. Если число мы отождествляем с конкретными
представлениями, то бесконечность и ноль часто уводят нас в область, где
вообще всякие представления отсутствуют. Не нужно при этом забывать, что
бесконечности могут быть разных порядков, отличаясь друг от друга так же, как
конечное число от бесконечного.
- Вы снова неправы, - возразил я. - В философии бесконечность является
символом понятий "всегда" и "везде", а это вполне конкретные понятия.
На этом наш спор, очевидно, закончился. Я себя чувствовал очень неуютно в
большом зале, заставленном странными аппаратами, назначение которых не
понимал.
- Я думаю, что Вы меня пригласили не для того, чтобы поговорить о вещах, в
которых я никогда не был достаточно компетентен? - спросил я.
- Конечно, нет! - засмеялся Кибернетик. - Хотя наш разговор и имеет
некоторое отношение к тому, что Вам придется узнать. Я Вас пригласил, чтобы
сделать свидетелем самого замечательного события, которое когда-либо
совершалось в науке. Сегодня Большой Мозг закончит свою работу.
- Большой Мозг? - спросил я. - Я никогда о нем не слышал. Что это такое?
- Он перед Вами, - сказал Кибернетик, показав на огромное сооружение в
центре зала. - Это самая крупная кибернетическая машина из всех построенных до
сего времени и самая совершенная, можете в этом не сомневаться. Она обладает
практически неограниченной памятью на элементах, использующих свойства
сверхпроводимости при температурах, близких к абсолютному н





    




Книжный магазин