Библиотека в кармане -русские авторы


Васильев Борис - 1-Е Марта 1917 Года


nonf_publicism Борис Львович Васильев 1-е МАРТА 1917 года 2004 ru ru Ustas FB Tools 2006-07-26 http://magazines.russ.ru/studio/2004/8/vas2.html B67707A0-7DE2-48AD-BC9F-47769C48A2A1 1.0 v.1.0 — создание файла fb2 by Ustas
Журнал «Студия», 2004, №8 2004 Борис Васильев
1-е МАРТА 1917 года
Я неожиданно получил рукопись из Северо-Двинска, города, в котором никогда не был. Рукопись предваряла записка: “Разбирая старые семейные бумаги, я нашла записи, которые вас могут заинтересовать”. Вот эти записки.
“Вся жизнь моя, ныне контр-адмирала, прошла на флоте. Я начал служить по выпуску из училища командиром спасателей на подводной лодке еще безусым мичманом. Ученье было тяжелым, нас учили плавать и хорошо ориентироваться под водой, специальными упражнениями развивали наши легкие, и я, например, в конце концов достиг того, что мог продержаться под водой, не дыша, более полутора минут.
Конечно, спасателей выпускают через торпедные люки с воздушным баллоном, маской и шлангом, но шланг может запутаться, его могут перерезать ножом противники, и поэтому подобная жесткая тренировка просто необходима. В данном случае она спасла мне жизнь без всякого преувеличения. Не будь у меня этих навыков, я бы оказался на дне Мойки, как десятки других моих сослуживцев.
Наша лодка стояла тогда в Кронштадте, лишь изредка рискуя проводить тщательно подготовленные рейды. На Балтике господствовали германские быстроходные противолодочные бронекатера, справиться с которыми было очень трудно. У них были мощные эхолокаторы, которые контролировали наши субмарины, едва мы выходили с базы в открытое море.
И тут — отречение Государя, Февральская революция и всеобщее торжество. Старшее офицерство не одобряло ни отречения, ни тем паче, революции, но мы, молодежь, мичманы да лейтенанты, пребывали в бурном восторге. А поскольку 1-е марта было объявлено Временным Правительством Днем всеобщего согласия, мы немедленно поехали в Петроград на катере и радостно примкнули к шествию, которое двигалось по Невскому от Дворцовой площади.
Мы — я имею в виду младших флотских офицеров — дошли только до Мойки. Почти до моста, где вдруг оказалась большая группа матросов со списанных кораблей. Они не трогали гражданских лиц, они дружно бросились выдергивать из колонны морских офицеров.

Их жестоко били, а потом, раскачав, сбрасывали в Мойку.
Меня выдернули тоже, тоже били, и я изо всех сил прикрывал голову. Она нужна была мне там, в воде, куда, как я полагал, они меня бросят. Кортик мой был вопреки уставу под шинелью, они его не нащупали и, избив, швырнули в ставшую печально известной Мойку.
В отличие от остальных офицеров я не барахтался на поверхности. Я сразу ушел на дно, телом проломив уже тонкий лед, и сквозь него разглядел смутные очертания моста.

И поплыл к нему под водой, забившись под свод, который был ближе к тому берегу, с которого нас бросали, а потому сверху не проглядывался. Достал из-под шинели кортик и, еще под водой, накрепко всадил его в щель между гранитными плитами. Теперь мне было, за что держаться, я осторожно, высунув губы, перевел дух, и сквозь воду и истонченный лед увидел, как цеплялись за гранит набережной мои товарищи, как матросы с размаху, прикладами били их по рукам, по головам, а то и штыками сталкивали в воду.
Вода была уже красной от крови. Эта горячая, живая кровь плавила лед. Он впитывал ее, становился красным, но сквозь него все еще проглядывали мои товарищи, которые барахтались среди окровавленного льда. Барахтались, дико кричали, а в них бросали булыжниками, но по





    




Книжный магазин