Библиотека в кармане -русские авторы


Ворфоломеев Михаил - Цвет Черемухи


Михаил Ворфоломеев
Цвет черемухи
Постоянный автор журнала "Москва" Михаил Алексеевич Ворфоломеев
родился в 1947 году в городе Черемхово Иркутской области. Окончил Высшие
театральные курсы при ГИТИСе. Автор более 40 пьес, среди которых такие
известные, как "Занавески", "Мотивы", "Святой и грешный". По его сценариям
снято более десяти фильмов ("Полынь - трава горькая", "Русь изначальная",
"Бес", "А спать с чужой женой хорошо?" и другие); фильмы "Святой и
грешный", "Миленький ты мой" выходят на экраны в этом году.
Автор четыре книг повестей и рассказов, романов "Без берегов", "За
стеклом".
Лауреат премии И. А. Бунина "За лучший рассказ".
Всю зиму Сомов занимался разводом. И вот сейчас, когда все осталось
позади, он сидел в пустой комнате, где под потолком одиноко висела на шнуре
лампочка. Он сидел и думал, как хорошо, что все осталось позади. В углу
были свалены книги, коробки с красками брошены в другом углу. Сомову шел
тридцать третий год. Он успел выпустить два альбома, провел несколько
выставок. Сейчас он много занимался портретом. Последней его работой был
незаконченный портрет балерины. Глаза балерины смотрели устало, без блеска.
Ей было лет двадцать пять. Она несколько раз звонила, спрашивала, когда они
продолжат работу, но Сомов и сам не знал, когда он вернется к ней.
Предстоял ремонт, а сейчас надо было хотя бы расставить книги. Расставляя
книги, он нашел фотографию жены. Саша стояла облокотившись на перила
маленького балкончика своей дачи. Высокая, с густыми, падающими на плечи
волосами, она выглядела победительницей.
Еще раз поглядев на фотографию жены, Сомов тщательно и с удовольствием
разорвал фотографию. И неожиданно пришло решение: как только потеплеет,
съездить на родину, в Сибирь. Там у подножия Саян стояло старинное село
Бельское, на реке Белой.
И вот сошел почерневший лед, зазеленели бульвары, женщины подставили
солнцу белые плечи. Пришла весна, и Сомов, быстро собрав чемоданы, вылетел
в Иркутск. Он летел в свое село, которое еще каким-то чудом помнил. Он даже
помнил дом, где жила его тетка, Лукерья Лазаревна. Она была старшей сестрой
его матери. Родители Сомова давно умерли, схоронены в маленьком районном
городке. Все остальные его предки лежали на кладбище в Бельском.
Перелет занимал семь часов. И как только Сомов сел в самолет, он
почувствовал облегчение. "Ну что ж, еду домой!"
* * *
Почти весь перелет Сомов проспал. прилетел ранним утром. Из аэропорта
доехал на такси до электрички, а на ней до райцентра. Когда вышел на
вокзальную площадь, замусоренную семечками, увидел людей, услышал их
говорок, ему показалось, что он прожил долгую жизнь где-то за границей. И
сейчас ему просто и хорошо. Люди оборачивались на него, не стесняясь,
разглядывали одежду. На нем были зеленые брюки, легкие мокасины, куртка из
турецкой лайки в тон брюкам. Даже запах французского одеколона не успел
выветриться...
Подошел таксист, невысокий, с насмешливыми глазами.
- Чё, поедешь?
И это "чё", и то, как таксист, подмигнув, качнул головой в сторону
машины, развеселили Сомова.
- Поедем, - сказал Сомов, и таксист, подхватив его тяжелые чемоданы,
понес их к машине.
- А куда едем?
- В Бельское...
- Здорово! - обрадовался таксист. - А ты оттуда?
- Из Бельского, - ответил Сомов и сел рядом с таксистом.
Тот протянул ему жилистую, с грязными ногтями руку:
- Валерка.
Сомов пожал его руку и тоже назвался.
- Накинешь? Ехать далеко, а обратно пустым рейсом.
Сомов согласился, и повеселевший таксист по





    




Книжный магазин