Библиотека в кармане -русские авторы


Воронцов Павел - Авангардизьму, Значит, Хочешь - Да Пожалуйста !


Павел ВОРОНЦОВ
АВАНГАРДИЗЬМУ, ЗНАЧИТ, ХОЧЕШШШШШШШШШШЬ.
ДА ПОЖЖЖЖЖЖЖАЛУЙСССССССТА!!!!!!!!!!!!!!
Есть время раздавать бубль-гум, есть время жевать его в спину. Когда
я смотрю на тонкий бич Луны, протекающий на фоне козла, я вижу часы
которые ищут друзей, а в окне роятся пеликаны, ровно над тем самым
причалом, где дочка портового генерала отдалась не за фунт цветов. Я ищу
основу и чувствую снег. Символ креста - рог а речь выползает из под пера
змеей. Ливень плачет сосудом - так умирают дроббиты. Жизнь. Открытые
ставни.
Боже, как хочется! Ночь управляет причалом, в змее живет гиппопотам.
Какие-то кольца. Серый луч падает на белый лист. Начало. Белесый туман.
За стеной сучит осень. Дверь в потолке открыта и серебряное солнце
находит меня сидящим под его кварцевой лапой. Сквозь стук сердца - шум за
стеной. Открываю окно, а за дверью притаился Скособоченный. У него на
глазах - шрам. Спрашиваю:
- Зачем ты здесь?
- Шестнадцать. - достойный ответ. Кольца падают в круг и я вижу их.
Их четвертая часть - четыре. Значит, надо бежать. Дракон ухмыляется за
кормой моей джонки. Мяу!
Капитан ржет в открытое небо, земля умирает под копытами галеона. Но
ночь светла, а значит корни полны и сны улыбаются, глядя свысока на...
Конные черепахи жрут небосвод и каменный шест упирается. о что нам до
него? Река рычит Луной а рыжая кошка родила, наконец, своего крота и
Скособоченный думает, что смеется надо мной, а я пользую это время что бы
смеяться над ним. Это и есть свобода.
Любовь наполняет нас счастьем, а свобода пуста как церковная крыса. у
и что? В тишине хохочет Скособоченный. Он-то все знает заранее. Поэтому в
конце он умрет. Пусть удивится, хоть раз в жизни. Здесь есть место
пофилософствовать, пока печальный детектив летит за борт вместе с катушкой
использованных порнолент.
Кровь правит Скособоченным в плеть, котлы падают в Замки. Смех, смех,
смех! Это дрова. А где будут костры? В конце.
Телефон умирает ввысь, рога роют копыта. А Она оперлась рядом перил и
я дрожу при новой мысли об имени Ее, но Ее улыбка прозрачна, как богемский
лед под которым сокрыт толстый-толстый слой.. Мысли, мысли... Одиночка
трава на одиноком ветру.
- Кто ты? Неужели ты?..
- Что ты! Я всего лишь одно из младших ее воплощений.
- Значит, есть и старшие?
- Кто может быть старше, чем Смерть?
- Время.
- Если только оно бессмертно...
- А разве нет?
- А разве да?
Время плавится клубком, рождающим стену. Вдалеке хохочет
Скособоченный. Эхо его относится грому. Быть может, это последний раз,
потому что я подношу к нему зажигалку. Факел топочет его расплюстанное
тело, трудно смеяться, коли пасть забита слюной. Кровь и железные Фениксы.
Птеродактили воют свою песнь, могильники роют, а диплодоки пляшут
апокалипсис. Кульминация. Малый закат. Кольца падают в кремень и капитан
пройден.
Уходит ветер и я смотрю им в спину, как гнедая подкова. Гнетущая
крыса у меня на душе. Она уже, и Скособоченный тянется ей вослед. У меня
на щеках слезы, у меня на ногах - плеть. Память моя со мной. Это финал.
Луч света.
Кто хочет еще бубль-гум?..





    




Книжный магазин