Библиотека в кармане -русские авторы


Воронцов Павел - Пять Часов До Заутрени


Павел ВОРОНЦОВ
ПЯТЬ ЧАСОВ ДО ЗАУТРЕНИ
Время было позднее - далеко за вечернюю молитву, ближе к полуночи.
Ночь была ясна и, хотя Луна еще не взошла, человеку с острым зрением
хватило света звезд, чтобы различить темную груду валунов. У окрестных
мальчишек это местечко носило название "шесть камней" (на самом деле их
там было семь, но седьмой по верхушку врос в землю), больше же его никак
не называли, потому что кого еще кроме мальчишек могут привлечь
бесполезные булыжники, пусть даже такие здоровенные?
Человек направился к камням. Когда-то он бывал в этих местах и знал,
что эти шесть камней именно то, что ему сейчас необходимо. Правой рукой он
поддерживал левую, кисть которой была растянута.
Перед тем, как спрятаться в камнях, человек воровато огляделся -
преследователей не было видно, хвала всевышнему. Человек облизал верхнюю
губу - из раны на щеке на нее успела натечь липкая кровь, и нырнул в
проход.
Костер напугал его. Не ждал он его здесь. Отшатнулся, потом замер на
краю круга света, щурясь. Сам пришел сюда потому, что знал - здесь можно
развести огонь, не боясь быть замеченным снаружи. Но место оказалось
занятым.
- Входи, не бойся, - Одного взгляда на сидевшего у костра, человеку
хватило, что бы понять - бродяга. Голову и тело бродяжки скрывала шкура
бизона, наверняка убитого незаконно, так что бизоньи рога, казалось, росли
на сморщенной бродяжкиной голове. Из под шкуры выглядывали голые ноги.
Старик посмотрел на руку вновь прибывшего и сказал:
- У меня есть настойка на корнях оленника. Снимает боль. И немного
еды.
Человек кивнул и подсел к огню, думая о том, что еще вчера он в
приказал бы высечь всякого оборванца, предложившего ему разделить трапезу.
Оборванец протянул глиняный кувшинчик со снадобьем. Человек принял.
- Как тебя зовут, бродяга?
- Шумпувайлуййа, - сказал старик. - По вашему - Одинокая Сова.
- Да ты, никак, язычник. Не думал, что вас можно встретить в наших
краях.
- Новые ветры всегда жестоки, - ответил бродяга. - Но мир вообще
жесток, так на что же нам обижаться? А твое имя?
- Грегор Кай, - ответил человек и тут же пожалел, что назвал
подлинное имя.
- Грегор Кай - это имя здешнего сеньора.
Грегор Кай кивнул.
- Это ты?
Сглотнув, Грегор с силой отрицательно повел головой.
- Что тебе до того?
- Я просто хотел узнать, не за тобой ли гоняются по всей округе
крестьяне с топорами да вилами?
Грегор погладил рукой кинжал на поясе и негромко прорычал, глядя
исподлобья: - "Нет!"
Старик глядя на него, негромко рассмеялся:
- Ну нет, так нет, добрый человек.
- Что ты тут делаешь, бродяга?
- Я ждал тебя.
- Меня?
- Ты ведь умрешь до рассвета.
Грегор Кай, вздрогнув, подался назад, положил руку на кинжал.
- Я не собираюсь на тебя нападать, - сказал старик не двигаясь с
места. - Твою смерть можно прочитать в языках огня, листья, трава на лугу
шепчут о ней и даже камни, на которых ты сидишь, знают о том, что тебе не
увидеть восход.
Скажи кто-либо подобное вчера герцогу Грегору фон м`Каю, он бы
рассмеялся этому кому-то в лицо, будь то даже епископ. Но сегодня...
- Ты - сумасшедший? - просто спросил Кай.
- Я - шаман, - ответил Одинокая Сова с таким достоинством, словно
быть шаманом означает тоже, что быть графом или бароном.
- Колдун... - усмехнулся Грегор с презрением, но почти без примеси
суеверного страха - герцогу не положено быть суеверным. Если бы не
обстоятельства встречи, не было бы и речи об этом "почти".
- И давно? - спросил он.
- Что давно?
- Давно ждешь?
- Эт