Библиотека в кармане -русские авторы


Воронцова Анна - Обнаженная Натура


ВОРОНЦОВА АННА
ОБНАЖЕННАЯ НАТУРА
  
   Англия, первая половина девятнадцатого столетия.
  1.
  
  Чарльз обвел глазами зал, полный народа, и вздохнул. Более скучного общества видеть ему не доводилось - политики, члены парламента, важные чиновники, состоятельные дельцы, аристократы, представители лучших фамилий, их жены, некрасивые дочери, самоуверенные отпрыски, одним из которых был и сам Чарльз, лорд Честертон, сын известного государственного деятеля Альфреда Честертона.

Отец настоятельно просил сына посетить этот прием, важный и интересный, но прошло не более часа, как Чарльз прибыл в Уиллсон-хаус, а он уже умирал от скуки. Богатые знатные дамы, усыпанные драгоценностями, в дорогих платьях и с фальшивыми улыбками представляли Чарльзу своих дочерей - серых и унылых девиц с большими планами на будущее и видами на его состояние.

Лорд Честертон улыбался, был мил и обходителен, великолепно танцевал и очаровывал несмышленых дебютанток, считавших, что лорд восхищен ими, лорд обратил на них свое пристальное внимание. Им это льстило, но Чарльзу давно наскучило.

Он был молодым, приятным, образованным человеком с вполне зрелыми рассуждениями для своих двадцати двух лет. Красивая внешность, изысканные манеры, высокое положение, большое состояние обеспечивали лорду блестящее место в обществе, он был завидным женихом, и многие мамаши уже видели его своим зятем, считая Чарльза самой подходящей партией.

Знатные молодые дамы присматривали юного лорда в качестве украшения для своей постели, и иногда Чарльз позволял им это маленькое удовольствие, только если самому было не слишком в тягость. Чарльз был не первым из дворян, кто разочаровался в светском обществе, но лорд, в отличие от многих своих ровесников, и не пытался этого скрывать.

Чарльз ужасно не любил подобные приемы, балы, званые вечера. Его больше привлекали неформальные сборища, где люди, не обращая внимания на ранги и сословия, запросто общались, делились своими мыслями. Лорд любил искусство, литературу, музыку, в которых, как человек, не наделенный талантами, неплохо разбирался и умел отличить истинную ценность от подделки.
  
  Не будучи высокомерным и эгоистичным, Чарльз иногда радовал высший свет своим присутствием, но в умеренных пределах. Сейчас он выразил почтение хозяевам дома, пригласил на танец особо знатных и достойных, по словам его отца, дебютанток и решил, что может с чистой совестью удалиться с приема и поскорее забраться в постель с томиком хороших стихов.

Чарльз уже размышлял, что бы ему выбрать из своей богатой библиотеки, когда к нему подошел старинный приятель граф Саймон МакГрегор, представитель знатнейшей шотландской династии. Саймон, как всегда, был на подъеме и искренне наслаждался балом, как и любым другим местом, где бы он ни находился. Граф похлопал Чарльза по плечу и добродушно заметил:
  
  - Мой друг, я вижу, что прием тебе уже наскучил.
  
  - Признаться, я ожидал большего, - с отчаянным вздохом произнес Чарльз, он уже благодарил небо за то, что ему был послан Саймон, как спасение от скуки, - мой отец заверил, что вечер будет интересным, но главное развлечение на сегодня - карты и разговоры о политике, а меня не интересует ни то, ни другое.
  
  - Выше нос, Чарльз, - улыбался Саймон, не привыкший скучать, - а как же танцы с прекрасными юными леди?
  
  - У меня сложилось впечатление, что на этот бал пригласили самых скучных и безобразных девиц.
  
  -Ну, по-моему, леди Виола Гарретс очень мила, просто очаровательна.
  
  - Но ужасно глупа, -





    




Книжный магазин