Библиотека в кармане -русские авторы


Воронин Дмитрий - Чемпионка


Дмитрий Воронин
Чемпионка
Анна Кротова заканчивала свое выступление. До конца оставались считанные
секунды, и Роберт Ротби уже не смотрел на площадку - все было ясно и так.
Поэтому, когда дружно вставший стадион приветствовал бурными овациями замершую
гимнастку, он лишь вяло хлопнул несколько раз в ладоши, больше отдавая должное
традиции, чем восхищаясь мастерством этой русской девчонки.
На табло вспыхнули оценки жюри... Ротби равнодушно бросил взгляд на ряд
"десяток" и слегка скривился. Судья из Германии поставила 9.8 - это можно было
ожидать, она всегда занижала русским оценки... Но итог все равно предрешен -
его Эсти наверняка не сможет достичь такого результата. И уж тем более - его
превзойти. Уж он-то лучше всех знал возможности своей воспитанницы.
Овации все еще не смолкали. Эта русская, уже в который раз, получает
практически высший балл - и где только они таких самородков находят. Правда,
сейчас девочек начинают готовить к гимнастической карьере уже с шестимесячного
возраста, но ведь дело еще и в наследственности. Что бы там ни говорили о
русской безалаберности, но их бескрайние леса все еще обеспечивают, по крайней
мере часть населения, относительно чистым воздухом и более-менее экологически
чистыми продуктами. Отсюда и результаты.
Табло проинформировало о следующей участнице. Юная аргентинка выбежала на
поле и замерла в ожидании музыки. С места Ротби была отлично видна ее поза -
ему пришло в голову, что нормальный, не "выращенный" специально для этой цели
человек, приняв такое положение, уже сломал бы себе позвоночник. В трех
местах...
Тереса начала танец. Отрешенно наблюдая за ее пластикой, Ротби мимоходом
отмечал про себя недостатки гимнастки. Его многолетний опыт позволял с
уверенностью заявить, что девочку начали тренировать в год, а то и в полтора -
нет уже у нее той змеиной гибкости, которую только что продемонстрировала эта
русская, Анна... Конечно, тренер аргентинки добился многого, даже очень - но
просчеты все равно были видны. И, пожалуй, девочка уже старовата для
Олимпийских игр, десять лет - не шутка, еще три-четыре года, и неизбежные
побочные эффекты тренировок превратят ее в полупарализованную развалину. Ну,
может, она выступит на следующих играх... если повезет. Но показать что-нибудь
мало-мальски значительное не сможет, артрит не позволит. Сейчас - ее последний
шанс, вряд ли она вообще доживет хотя бы до двадцати, редко такое случается с
гимнастками. Не зря кто-то из острых на язык журналистов назвал этих
спортсменок "свечками" - они сияют ярко, но сгорают быстро.
Выступление, наконец, закончилось, Тереса получила свою долю аплодисментов
- довольно небольшую долю, в сравнении с предыдущей спортсменкой. И оценки
были куда скромнее, пожалуй, даже бронза ей не светит.
- Ну что, Роб, кажется, Эсти имеет шансы?
Ротби с болезненной гримасой повернулся к своему соседу. Дейл Заг, его
давний партнер и даже, в какой-то степени, друг, неторопливо сосал пиво,
развалясь в кресле. В настоящее время Заг вызывал у своего шефа исключительно
раздражение.
- Какой, к дьяволу, шанс? - резко бросил Роберт, окидывая толстяка
презрительным взглядом. - Эта русская сука получит золото, готов поставить что
угодно...
- Конечно, получит... - примирительно взмахнул руками Заг, пролив пиво на
дорогой спортивный костюм, смотревшийся на его толстой туше, по крайней мере,
дико. - Я не о том. Бронза-то наверняка будет нашей. Брось, Роб, это тоже
неплохо, в конце концов, это первое наше выступлен