Библиотека в кармане -русские авторы


Востоков Станислав - Космический Скотовоз


Востоков Станислав
Космический скотовоз
Глава первая
Сто свиней за жирафа
Петр Васильевич Сотник сидел на краю трапа мрачнее тучи. Погрузка
свиней на Прост задерживалась. В который раз Сотник спрашивал себя, кто его
дернул стать космическим скотовозом. Пять лет Петр Васильевич возил по просторам
родной галактики научные экспедиции. Корабль всегда трещал от палео-химиков,
гелио-физиков и космо-биологов, а теперь...
Сотник повернулся к люку. По трапу к нему спускалась соломенная дорожка в
перемешку с россыпями комбикорма, следы последнего груза - кенгуровых баранов из
системы Гик-с. В нос капитану ударил резкий запах, от которого в короткие
стоянки на планетах, несмотря на все старания роботов-уборщиков и обильные
"освежители воздуха", невозможно было избавиться. Петр Васильевич поморщился и
снова отвернулся к зданию космопорта. Теперь почти все время на планетах он
старался проводить за бортом родного "Перуна". Из брюха корабля доносился стук
медных частей и гул спора. Как раз во время перевозки у кенгуровых баранов
началось время ритуальных боев. И теперь стенки трюма для скота были больше
похожи на решетку для яиц, украшенные многочисленными вмятинами от рогов,
ступней и еще каких-то незнакомых, неземных частей тела.
Текс, механик корабля и гражданин Марса тут же по прилету на Землю вызвал
из отделения тех. обслуживания робота-ремонтника и теперь уже, вот полчаса как
спорит с ним под гравитатором корабля. Робот при общем осмотре обнаружил, с его
механической точки зрения, более серьезное повреждение подачи антигравия в
двигатель и утверждал, что сначала нужно исправить ходовую часть, а потом уже
думать о корпусной, пока они не свалились на какой-нибудь астероид. На что Текс,
как и большинство марсиан прекрасно разбиравшийся в технике и лишь по настоянию
инструкции прибегнувший к услугам робота, заявлял, что экипаж уже семь лет с
таким летает и ничего, а повези они еще раз баранов, те протаранят стены корабля
и выскочат в открытый космос. Тогда команду лишат права транспланетных перевозок
и они будут вынуждены возить молоко с ферм в "Молочный" на Тверской. И вообще,
механик, как и положено механику, роботов не любил. Если бы все экипажи
следовали их "железной" логике, то были бы давно прикованы к земле. Хотя бы
потому, что пункт шестой "Инструкции по подготовке корабля к старту" гласил:
"Все гайки номер шесть для безопасного полета должны быть завинчены на семь с
половиной оборотов", а гаек номер шесть в "Перуне" несколько сотен тысяч.
Сотник еще раз втянул свежий земной воздух и глубоко вздохнул.
Тут его внимание привлек флаер отделившийся от снующего потока между
зданием космопорта и пассажирскими кораблями у горизонта, и повернувший в их
сторону. Через минуту машина мягко опустилась у трапа корабля и из нее с кипой
бумаг выскочил космопортовский ветеринар.
Он весело помахал Сотнику бумажками:
- Везете на сто голов меньше! Видите, капитан, со всеми можно
договориться.
Тут из люка позади капитана высунулось трехглазое перемазанное лицо Текса.
- Да нам больше двух свиней не поднять. Оставим, как минимум, половину.
- А с чего это такая поблажка? - подозрительно спросил капитан.
Опыт общения с диспетчерами погрузок всех концов галактики "Млечный Путь"
давно его убедил, что все они, люди (если это были люди) бессердечные, и ни на
какие уступки со своей стороны не пойдут. "Дай им волю",- думал Сотник,- они и в
кресло пилота свинью посадят". Вот почему щедрый жест земного диспетчера его
лишь





    




Книжный магазин