Библиотека в кармане -русские авторы


Востоков Станислав - Поглотитель Планет


Востоков Станислав
Поглотитель планет
Это третья и последняя история о Петре Васильевиче Сотнике, самом
замечательном из всех водителей грузовых кораблей для перевозки скота, когда-
либо рождавшихся во Вселенной. Конечно, вполне вероятно, что где-то в другой
Вселенной есть не менее замечательный и прославленный скотовоз, но утверждать
этого наверняка нельзя, За другую вселенную не поручусь. А в нашей, да, есть
такой.
Почему - последняя? Ну, во-первых, потому что самые выдающиеся подвиги
этого уроженца крохотной планетки Земля (это на окраине галактики Млечный Путь,
в Солнечной системе) уже описаны. И, хотя о Земле вы могли и не слышать, но уж о
Петре Васильевиче вам известно наверняка!
А во-вторых, сам Петр Васильевич - человек ужасно застенчивый и лишняя
слава мешает его работе. Нет, я не говорю о его пассажирах, о тех, с кем он
сталкивается каждый день, баранах и коровах. Конечно, нет. Они книг пока не
читают. Но зато на планетах отправки и доставки, отмечаясь каждый раз в
диспетчерской, он вынужден вместо одной подписи о приеме груза в журнале
дежурного, писать кучу автографов обступающей его со всех сторон публике. Ему
это не по душе, но, чтобы никого не обидеть, он всем раздает автографы, пока
самый последний поклонник не станет обладателем заветной расписки, сделанной
загрубевшими руками Петра Васильевича, больше привыкшими к штурвалу, чем к
ручке. Но ему от этого всего всегда очень неловко. За что мы все его,
собственно, и любим.
И отдохнуть теперь он может только в космосе. Хотя никто не гарантирует,
что и там вдруг из гиперпространства перед обшарпанным "Перуном" не возникнет
какой-нибудь трансгалактический лайнер до отказа набитый туристами из Туманности
Конская голова, специально прибывшими, чтобы сфотографироваться в обнимку с
самим Петром Васильевичем! А после отбытия лайнера с шумными туристами Петру
Васильевичу ничего не останется, как, отснявшись на триста тридцать снимков,
сдать штурвал, пойти принять таблетки от головной боли и завалиться на койку,
надеясь, что мигрень и закостеневшая на лице улыбка к вечеру пройдут.
Теперь вы видите, насколько ему нелегко приходится выносить повышенное
внимание, И все же, несмотря на это, о таких приключениях, сами понимаете,
невозможно не рассказать.
Итак...
Петр Васильевич злился. Для него это было довольно обычное состояние в
последнее время. Он гнался за жучками. Какими? Возможно, за самыми маленькими и
невзрачными жучками во Вселенной. В нашей, конечно. Не знаю, может в другой и
есть более невзрачные насекомые, но в нашей нет, это абсолютно точно.
Гоняясь за десятком жучков, он покрыл уже много-много парсеков
космического пространства в безрезультатной погоне. И потому злился. Два
остальных члена экипажа, марсианин Тэкс и робот Бэримор, его решительно не
понимали. Вернее, Тэкс его решительно не понимал наполовину. На вторую половину
он готов был согласиться с его поступками, но на первую он не понимал
решительно! А для Бэримора с его холодной машинной логикой такое поведение было
просто сумасшествием. И чистейшей воды! Экипаж был дисциплинирован и поэтому
молчал. Нет, конечно, он позволял себе некоторые намеки. На то, что неплохо было
бы заняться и своими прямыми обязанностями. Туманные напоминания о графике и
некоторые доводы против того, что Тэкс и Бэримор делали в угоду командиру. Ну а
остальное время они молчали. Правда, это было то время суток, которое на
планетах именуют темным. Проще говоря - во время сна. Но кто их мог в э