Библиотека в кармане -русские авторы


Вотрин Валерий - Фактория


Валерий Вотрин
ФАКТОРИЯ
"Сим удостоверяется, что Карстен Фора, служащий компании, направляется на
одну из отдаленнейших ее факторий в качестве скупщика и оценщика сырья.
Дирекция Компании Северных морей".
О своем предшественнике, старом факторе, он ничего толком не знал. Ему
было известно лишь, что того звали Ганнон. Этот Ганнон то ли умер, то ли
пропал, и вот компания посылает без промедления вместо него нового фактора. Им
и был Фора. В его удостоверении ничего не было сказано о том, есть ли у него
опыт и велик ли стаж работы в компании - ни тем, ни другим Фора похвастать не
мог. Он был очень молод, а потому с легкостью принял новое назначение - Фора
находился еще в том возрасте, когда самую скучную командировку одной лишь
игрой воображения можно превратить в незабываемое романтическое странствие.
Он, правда, со всей очевидностью понимал, что попалось ему место не из
веселых. Наверняка не насладишься там ни приятным досугом, ни разговором с
путным собеседником, а уж о женщинах нечего и говорить. Зато точно будет
невпроворот унылой пустой, выматывающей работы, после которой лишь спать и
спать. Поразмыслив так, он решил захватить с собой книги, пластинки и даже
самоучитель какого-то языка, - все легче убить неповоротливое время.
Снарядившись подобным образом, Фора отбыл.
Ему предстояло морское путешествие длиной в трое суток. Пароход,
собственность компании, был одним из четырех ее судов, совершавших плавания
между северными факториями и метрополией. Фора был на нем единственным
пассажиром. Капитана, длинного человека в неимоверно огромной фуражке, он
видел всего один раз, перед отплытием, и с тех пор был предоставлен самому
себе - команда, похоже, его вообще не замечала. Над пустынным океаном кто-то
нарисовал неподвижные странные тучи. Капли, попадавшие на губы, были горькими,
как хина. Тучи, стоило только отвернуться, мгновенно перестраивались и
застывали в других, еще более нелепых сочетаниях. Фора сплевывал за борт,
чувствуя, как с каждым плевком душа растравляется еще сильнее. Поэтому он
скоро ушел в свою каюту и здесь поставил Грига. "Пер Гюнт" скрасил остаток
путешествия. "Шествие гномов" ознаменовало его конец.
Судно кинуло якорь в виду заснеженного гористого берега. На воду внезапно
сел туман, и очертания берега стали обманчивы. Вещи Форы были уже снесены в
баркас. Когда он сам спускался туда вслед за двумя матросами, то уронил в воду
свою шляпу.
Фактория была старая, бревенчатая. Она стояла под горой и была точно
такой, какой Фора себе ее и представлял. Одним боком фактория плотно приникала
к скале, поверхность которой была испещрена рисунками - среди них были, как
Фора успел заметить, изображения людей, оленей и птиц, - другой ее бок был
открыт всем ветрам: дерево там сильно потемнело, став почти черным. У крыльца
лежала длинная узкая лодка-каяк с прорванным днищем. Глядя на все это, Фора
присвистнул. Один из матросов, несших его сундук, поглядел на него с
удивлением.
В тот же вечер Фора засел за бумаги, что остались после старого хозяина
фактории, Ганнона. Разумеется, он был уведомлен заранее, что уже второй год
фактория Ганнона не присылает ни единой шкурки песца, ни одного моржового
бивня. Странно, но дирекция на это никак не реагировала: судя по документам,
лишь раз был прислан запрос о том, почему заготовка и поставка пушнины
прекратились. Ответа на этот запрос не последовало. Ежемесячные отчеты
подкалывались пустыми до тех пор, пока, наконец, вообще не слились в один
бол