Библиотека в кармане -русские авторы


Вотрин Валерий - Возвратиться На Фолгар


Валерий Вотрин
Возвратиться на Фолгар
Дубельт жил на самом краю поселка, где вплотную к тонким стенам домов,
сделанных из дрянного, вконец износившегося пластика, подступали невысокие
дюны изжелта-белой соли. Поселок, утлое скопление ветхих домишек с выжженной
невдалеке черной дырой посадочной площадки, с трактиром, самым большим
строением в поселке, который был когда-то жилищем для охраны рудников, и
самими рудниками в отдалении, темными, неприветливыми дырами в рыхлых горбах
больших дюн, - постоянно заносило песком в сезон ураганов, и жители поселка
потом с бранью откапывались, понимая, что впереди будет еще много бурь и еще
не раз придется вот так вот махать допотопной лопатой, кидая едучую белую
соль через плечо, - беспрестанно! Ураганы на Солану были страшны. Небо
становилось гнойным, потом наливалось багрянцем и темнело, по дюнам начинало
шквалить ветром с ужасающей силой, и острые кристаллики соли, поднимаясь в
воздух, секли одежду, секли кожу, застревая глубоко в ней, вызывая
незаживающие язвы, мучительные и неизлечимые недуги. Так было по всей
планете, поверхность которой сплошь была покрыта страшными соляными
пустынями, и ветры, не встречая препятствий, могли достигать невероятной
скорости. Когда небо Солану, обычно блистающе-белое, с яростным мохнатым
солнцем, становилось мглистым, грязным, а ветер сшибал с ног, предвещая
ураган, поселок наполнялся бредущими, шатающимися фигурами в хлопающих
полами накидках: население поселка спешило в трактир. Рассаживались за
столами, брали пива и дрянной солоноватой водки (в кредит, ибо денег на
планете уже давно не было), мечтали об отлете отсюда, слушали рассказы
здешнего старожила фон Норке о Базилевсах Макитарах, о Миррее, императорской
столице, находящейся в миллионах парсеках отсюда, о Найжеле Орте,
свергнувшем Старую Империю и на ее обломках воздвигнувшем свою. Слушали,
кивая головами, медленно пьянея, пили соленое пойло, вкуса которого никто
уже не чувствовал, - этим людям было уже безразлично, что будет с ними.
Дальше бесплодных мечтаний они не заходили. Женщин здесь не было, ни одной
на целой планете, и оставалось лишь это пойло. И пили, пили.
Осколок некогда грандиозной Империи, система Дротика ныне именовалась
Великая Проскриптория Госса. Очень часто ничтожное называют великим. Великая
Проскриптория Госса состояла всего из двух планет, даже не планет, а
планетоидов, ибо ни одна из них не превышала в своем диаметре 1000
километров. Та, что была побольше, Туркупсу, была столицей, потому что в
бытность свою частью Империи здесь сидела тюремная администрация и маркиз ре
Туркупсу. На другой, Солану, находились рудники, в прошлом имперская тюрьма,
куда ссылали преступников - бунтовщиков и уголовников. Эти рудники слыли
самым страшным местом во всей Империи, и если человека ссылали туда, его
можно было записывать в покойники. Тогда, во времена Империи, рудники
именовались рудниками Солану Стрельца, и не было человека, который вышел бы
оттуда живым.
Словом, Проскриптория знавала и лучшие времена. Стражам тогда
воздавалось стражево, то есть присылалось жалованье, а злодеям доставалось
злодеево, то есть жгучее солнце и соляные пески пустынь. Теперь же унылые
города Туркупсу с угрюмыми зданиями и вечно серым небом не манили никого, и
прозябало здесь лишь скучное окружение Великого Проскриптора Паули,
копошилось во исполнение каких-то дел, чего-то там ждало. На Солану же после
окончательной поломки всех кораблей с Туркупсу никто не заглядыва