Библиотека в кармане -русские авторы


Врангель Петр Николаевич - Записки (Ноябрь 1916 Года - Ноябрь 1920 Года)


Петр Николаевич Врангель
ЗАПИСКИ
(ноябрь1916 г.- ноябрь 1920 г.)
КНИГА ПЕРВАЯ
Глава I
Смута и развал армии
Накануне переворота
После кровопролитных боев лета и осени 1916 года, к зиме на большей
части фронта операции затихли. Войска укрепляли с обеих сторон занятые ими
рубежи, готовились к зимовке, налаживали тыл и пополняли убыль в людях,
лошадях и материальной части за истекший боевой период.
Двухлетний тяжелый опыт войны не прошел даром: мы многому научились, а
дорого обошедшиеся нам недочеты были учтены. Значительное число старших
начальников, оказавшихся не подготовленными к ведению боя в современных
условиях, вынуждены были оставить свои посты: жизнь выдвинула ряд
способных военачальников. Однако протекционизм, свивший себе гнездо во
всех отраслях русской жизни, по-прежнему сплошь и рядом выдвигал на
командные посты лиц далеко не достойных. Шаблон, рутина, боязнь нарушить
принцип старшинства все еще царили, особенно в высших штабах.
Состав армии за два года успел существенно измениться, выбыла большая
часть кадровых офицеров и солдат, особенно в пехоте.
Новые офицеры ускоренных производств, не получившие воинского
воспитания, чуждые военного духа, воспитателями солдат быть не могли. Они
умели столь же красиво, как и кадровое офицерство, умирать за честь родины
и родных знамен, но, оторванные от своих занятий и интересов, глубоко
чуждых духу армии, с трудом перенося неизбежные лишения боевой жизни,
ежеминутную опасность, голод, холод и грязь, они быстро падали духом,
тяготились войной и совершенно неспособны были поднять и поддержать дух
своих солдат.
Солдаты после 2-х лет войны, в значительной массе, также были уже не те.
Немногие оставшиеся в рядах старые солдаты, несмотря на все
перенесенные тяготы и лишения, втянулись в условия боевой жизни; но
остальная масса, те пополнения, которые беспрерывно вливались в войсковые
части, несли с собой совсем иной дух.
Состоя в значительной степени из запасных старших сроков, семейных,
оторванных от своих хозяйств, успевших забыть пройденную ими когда-то
школу, они неохотно шли на войну, мечтали о возвращении домой и жаждали
мира. В последних боях сплошь и рядом наблюдались случаи "самострелов",
пальцевые ранения с целью отправки в тыл стали особенно часты. Наиболее
слабые по составу были третьеочередные дивизии.
Подготовка пополнений в тылу, обучение их в запасных частях стояли в
общем весьма низко. Причин этому было много: неправильная постановка дела,
теснота и необорудованность казарм, рассчитанных на значительно меньшее
количество запасных кадров, а главное, отсутствие достаточного количества
опытных и крепких духом офицеров и унтер-офицеров инструкторов. Последние
набирались или из инвалидов, или из зеленой молодежи, которой самой надо
было учиться военному делу. Особенно резко все эти недочеты сказывались в
пехоте, где потери и убыль кадровых элементов были особенно велики.
Со всем этим армия все еще представляла собой грозную силу, дух ее был
все еще силен и дисциплина держалась крепко. Мне неизвестны случаи
каких-либо беспорядков или массовых выступлений в самой армии и для того,
чтобы они стали возможными, должно было быть уничтожено само понятие о
власти и дан наглядный пример сверху возможности нарушить связывающую
офицеров и солдат присягу.
Двухлетняя война не могла не расшатать нравственные устои армии. Нравы
огрубели; чувство законности было в значительной мере утеряно. Постоянные
реквизиции - неизбежное следствие каждой в