Библиотека в кармане -русские авторы


Герасимов Сергей - Осьмирук С Планеты Безо


С. Герасимов
Осьмирук с планеты Безо
фантастический рассказ
Джонкина сошла к морю. От каждого удара волны земля взрагивала, как от
взрыва бомбы. Солнце садилось коричневое от каменной пыли. Стояло гремящее
безветрие. Каменные волны горами наваливались на берег, вскипали галечной
пеной и бросали на сандалии брызги мелких остроугольных кристаллических
обломков. Они двигались независимо от ветра, как сандалии, так и волны.
Сандалии сделали ещё шаг и остановились. Носок почесал лодыжку и повернулся
к морю. Осколки волн величиной с кулак скатывались с каменных склонов и
поднимали ликующий хоровой шум. В детстве Джонкина любила ходить по волнам,
прыгать с гребня на гребень. Вечерами в штиль она спала на медленно
вздыхающем камне и мечтала о том, чтобы кому-нибудь за что-то отомстить. Во
снах она стреляла и убивала чудовищ, взрывала галактики и обижала подруг.
Она росла злющей и заводилась по любому пустяку. А сейчас она подобрела.
Сейчас она чувствовала себя почти старой. Ее жизнь ссохлась, сгорбилась и
покрылась морщинами. Жизнь стала ходить медленно и забыла вкус полусырого
мяса. Каждая болячка жизни стала известна и не поддавалась лечению. Уже
можно и умирать.
Джонкина была закаленной авантюристкой лет тридцати. Ее лицо было
неправильно и непривлекательно, но сразу запоминалось. Ее волосы были рыжи,
коротко подстрижены. Характер тверд и непредсказуем - и на девять десятых
состоял из чувства противоречия. Фигура почти мужская. Голос громкий с
хрипотцой, как у птицы. Предельно загорелая кожа. Джонкина соединяла в себе
два почти несовместимых качества: стремление лезть нарожон и удивительную
изворотливость. За свою недолгую карьеру она успела нарушить все запреты, в
том числе дважды запреты высшего уровня, что каралось смертью на месте.
Однако громоздкая система галактического недопускния маразмировала уже лет
двести и обмануть её не составляла труда, особенно для мастера.
Ей всегда не хватало жизни; жизнь была тесна, как будто сшита на
подростка. Она встречала слишком маленьких людей, загоралась слишком
мелкими чувствами, она плакала и смеялась по пустякам. И даже попадалась по
мелочам. Дважды она видела настоящее море, водяное а не каменное, оба раза
в запрещенных полетах. Она даже купалась в море и видела водяных рыб на
расстоянии вытянутой руки. За то купание она поплатилась четырьмя годами
пыточного режима на станции "Свиривыо-средний". Выйдя, она ограбила
электронный банк, там же, на Свиривыо. Банк стоял в глубоком песчаном
карьере, окруженный соснами. При ограблении застрелили мальчика-проводника.
Умирая, он бредил и просил заклеить дырку в груди сосновой смолой. Но дырка
была слишком велика.
В этот раз она снова собиралась в запрещенный полет, со степенью
запрета первого уровня, что тоже каралось смертью, но после судебного
разбирательства. Она собиралась на планету Безо, поохотиться на осьмирука,
на ту зверюгу, которая, судя по скудным данным, ещё никого не отпустила
живым. Но последний полет к осьмируку случился сто сорок лет назад, а
техника защиты тогда была просто никакая, по сравнению с нынешней. Поэтому
Джонкина не очень боялась. Не слишком боялась она и службы глактического
недопускания - те ребята обычно не очень крепко сторожат планеты, которые
не имеют стратегического значения. Ничего интересного для стратегии на Безо
не было, там вообще не было ничего достойного, кроме чудища осьмирука.
Осьмирук, как узнала Джонкина, расколов полусекретный файл, был назван
так, потому что





    




Книжный магазин