Библиотека в кармане -русские авторы


Гергенредер Игорь - Комбинации Против Хода Истории (Комбинации Против Хода Истории - 3)


Игорь Гергенредер
Комбинации против Хода Истории
1.
Апрельским днем 1918 в Кузнецк вошла вооруженная часть: верховых не
менее ста, и раза в три больше людей катило на подводах. На передней -
кумачовое знамя, белым по красному надпись: "Отряд Коммунистической Красной
гвардии "Гроза". А пониже: "Командующий Митрофан Пудовочкин".
В голове отряда ехал на бурой лошади богатырь. Фуражка набекрень,
буйные белокурые кудри, светлая борода. Казакин перехвачен узким
изукрашенным пояском, на нем кобура с пистолетом. За спиной - американская
винтовка стволом вниз.
Всадник попридержал лошадь у колбасной Кумоваева, оглядывая витрину
цельнолитого стекла. Спрыгнул на мостовую - огромный бородач в высоких
кавалерийских сапогах; у него добродушное, приятное лицо, на вид дашь и
тридцать пять, и за сорок, светлые глаза глядят с веселым любопытством.
Перед тем как войти в колбасную, он с улыбкой потрогал начищенные до
сияния медные дверные ручки. Распахнул двустворчатые двери - в магазине
мелодично прозвенело: за прилавком появился Григорий Архипович Кумоваев,
надевающий белый фартук.
- Сделай пробы для меня! - сказал пришелец негромко, но властно.
Кумоваев не понял, а бородач не стал объяснять. Его люди с винтовками
за плечом прошли в задние комнаты лавки, принесли стул. Он сел посреди
колбасной, разведя далеко колени, по-балетному развернув ступни. Люди
сказали Кумоваеву, что он должен подать командиру лучшие колбасы.
- Подать? Но у меня не ресторан... - возразил Григорий Архипович.
- Во, во, сделай лучше ресторана!
И вот уже бородатый, действуя громадными ручищами и ножом, поедает
колбасу с подноса.
- Арестованные враги в городе есть? - вдруг спросил он мимолетно, не
глядя на Кумоваева.
Тот сказал: - Вы мне? - не дождался ответа и сообщил, что врагов в
городе нет. Арестован солдат Гужонков, пьющий горемыка. На фронте его
контузило да еще и повредило в известном отношении, вернулся домой, а жена
не захотела с ним жить, ушла. Он и спился. Когда советская власть подписала
с Германией мир, стал кричать: "Обос...ли мое страданье! Серуны!" Вот и на
днях орал публично: "Моя жена - б... И ваша советская власть - тоже б..."
Председатель совдепа Юсин распорядился его арестовать.
Бородатый слушал, ел колбасу, жизнерадостно улыбался. Сказал:
- Сунцов! Ну-ка - ко мне человека.
Парень с помятым лицом, черный чуб из-под фуражки, на груди - алый
бант, кивнул двоим: - Со мной! - Ушли. А бородач достал из кобуры пистолет,
положил на табуретку рядом с собой, щелкнул пальцами. Нашлась косынка,
ею накрыли пистолет.
2.
Тем временем отряд растекался по улицам, люди с красными бантами на
груди, с кумачовыми повязками на рукавах входили в дома, располагались на
постой.
Среди телег выделялась рессорная пролетка с откинутым верхом. В ней
ехал немолодой человек в драповом полупальто с шалевым воротником, в
каракулевом "пирожке". Увидев двухэтажный бревенчатый дом доктора
Зверянского, сказал красногвардейцу, что правил парой лошадей:
- Здесь!
На крыльцо вышел доктор. Человек в "пирожке" поднимался с усталым,
скучным видом по ступенькам.
- Вы хозяин?
- Зверянский Александр Романович! - произнес доктор. - Чем обязан?
- Костарев, - назвался приезжий, - Валерий Геннадьевич.
Темные усики, бородка, пенсне без оправы. Крупный, с горбинкой, нос.
Лицо пожившего, некогда красивого барина. Доктор смотрел хмурясь, что-то
вспоминая.
- Под Инзой было именье помещиков Костаревых... из о-очень небедных...
- Я комиссар красного отряда, - су





    




Книжный магазин