Библиотека в кармане -русские авторы


Гергенредер Игорь - Парадокс Зенона (Комбинации Против Хода Истории - 4)


Игорь Гергенредер
Парадокс Зенона
1
Они сторожким уторопленным шагом входили со двора в кухню гостиницы. Во
вместительных котлах клокотал невнятный говорок, сладковато-удушливо пахло
варящейся старой кониной. Впереди группы шёл низкорослый мужчина,
прятавший правую руку под отворотом тяжёлого, лоснящегося на локтях
пальто. Он выразительно погрозил левой рукой поварам и прижал к губам
указательный палец. В колких глазах человека, что так и шарили по
сторонам, застыло испытующее недоверие. Грубые сапоги с негнущимися, точно
на деревяшку натянутыми головками, усеивали пол ошмётьями липкой
закрутевшей грязи.
Это был старший в группе разведчиков: так весною восемнадцатого года
именовались чекисты. Оренбургская ЧК заполучила наводку: в гостинице
"Биржевая" поселился немалый голавль... В ЧК предположили, что это -
правый эсер Саул Двойрин, "заклятый фанатик", который уже несколько
месяцев неуловимо действует против пролетарской диктатуры.
Разведчики "чёрной" лестницей, пропахшей мышами и помойкой, вышли на
второй этаж и замерли в коридоре у нужного номера. Старший направил на
дверь матово блеснувший браунинг, левой рукой легонько нажал на неё - не
поддалась. Парень в кубанке со срезанным плоским верхом, присев перед
дверью, глянул в замочную скважину и жестом пояснил старшему, что изнутри
вставлен ключ.
Трое на цыпочках, неуклюже вывёртывая пятки, отступили от двери и разом
кинулись на неё: однако замок выдержал. В комнате чутко ворохнулось
движение: когда чекисты вторично обрушились на дверь, за нею негромко, но
пронизывающе-тяжко и часто захлопало. Один из разведчиков круто
повернулся, будто желая прыгнуть прочь: судорога прокатилась от его плеч
через всё тело к ногам, и он распластался на ковровой дорожке.
По двери бежали дырки, трескуче вымётывая древесное крошево, крупинки
краски. Вышибли её с третьего раза - в плотном синеватом чаду всплескивали
искристые вспышки; чекист в кубанке упал набок и с нутряным, смертным
стоном вытянулся.
- Бо-о-мба!!! - вскричал другой, отскакивая в коридор.
Из комнаты катилась с жёстким постукиванием граната - продолговатая, с
небольшую дыньку, вся в рубчатых шестигранных дольках. Разведчики
инстинктивно отвернули головы, заслоняясь руками; граната не взорвалась.
Старший зацепил стреляющего: тупоносая пуля браунинга раздробила ему
кость над правым локтем - многозарядный пистолет громыхнул об пол. Раненый
упал на грудь, схватил его здоровой рукой - и был убит в упор очередью
выстрелов. Старший чекист, с хищным пристальным вниманием и всё ещё с
опаской, нагнулся над умершим, упёр руку в его плечо и вдруг рывком
перевернул тело.
- Это ни х...я не Двойрин, еб... его мать! - заматерился пронзительным
тенорком и стал обыскивать труп.
Саул Двойрин, создав в городе белое подполье, развивал многообещающие
связи с Дутовым, чьи малочисленные соединения были оттеснены красной
гвардией к верховьям Урала. Стремление возвратиться в Оренбург не покидало
атамана.
В апреле восемнадцатого советская власть господствовала почти по всей
России, однако имелись и те, кого не смирил большевицкий террор. В
оренбургском подполье работали одарённые люди. ЧК пребывала в неведении о
том, что пароль для красных застав куплен у служащего
военно-революционного штаба. С вечера на заставах оказывалась
неодолимо-приманчивая, злющая самогонка. Караульные не подозревали, кому
они обязаны своим шалым несусветным счастьем.
Знали бы они, что в трёх верстах, в тихой роще, приостановился белый
о





    




Книжный магазин