Библиотека в кармане -русские авторы




Зиновьев Александр - Моя Революция


Философ, социолог, писатель Александр ЗИНОВЬЕВ
в беседе с Виктором КОЖЕМЯКО
МОЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Выдающийся русский мыслитель и писатель Александр Александрович
Зиновьев, как известно, живет в Мюнхене. И каждый его приезд в Москву
- это событие. Потому что неизменно велик интерес а России к тому, что
думает этот незаурядный наш соотечественник о происходящем на Родине и
за ее пределами, о нашем прошлом и будущем.
С огромным интересом встретили его и на этот раз.
Непосредственным поводом для приезда стало участие в
Международной московской книжной ярмарке, где были представлены новые
книги Александра Зиновьева, выпущенные издательствами "Центрполиграф"
и "Республика".
"Очень хочется услышать своих читателей, - так он мне сказал. -
Их слово дает хороший заряд".
Но книжной ярмаркой общение в Москве, конечно, не ограничилось.
Зиновьев сразу же откликнулся на приглашение "Советской России"
встретиться с ее журналистами и читателями - эту газету, как он
отметил, уважает и высоко ценит. Побывал также в некоторых других
редакциях, встречался с преподавателями и студентами МГУ.
А моя четырехчасовая беседа с ним сложилась из двух частей.
Первая, как мы заранее договорились, была посвящена 80-летию Великого
Октября, вторая - анализу событий, которые происходят у нас в стране и
в мире сегодня.
Впрочем, история и современность нераздельны. Также нераздельны,
как вы убедитесь, обе части этой беседы. И в первой, которая
публикуется ниже, и в следующей - перед вами целостный взгляд
глубокого аналитика и страстного гражданина своей Родины, остро
переживающего и осмысливающего на исходе века ее исторические судьбы,
пытающегося заглянуть в ее перспективы.
Виктор КОЖЕМЯКО.
Виктор КОЖЕМЯКО. Итак, Александр Александрович, грядет 80-летие
Великой Октябрьской социалистической революции. Наверное, в разные
годы ваше отношение к этому событию и к тому, что последовало за ним,
было разным. Хотелось бы услышать, каковы ваше отношение к Октябрю,
ваша оценка Октября сегодня.
Александр ЗИНОВЬЕВ. Нет, моя оценка этого, величайшего события XX
века в принципе с годами не менялась. Но в моем отношении к Октябрю, в
моей оценке Октября надо различать два аспекта: личный и
исследовательский. Об этом и буду говорить.
В личном плане Октябрь всегда был моей революцией, и сегодня я от
Октября не отрекаюсь. Мне довольно часто задавали такой вопрос на
Западе: ну хорошо, а вот знали бы вы, скажем, что вас расстреляют, как
тогда? Я отвечал: все равно я был бы за эту революцию. Если бы я даже
знал, что меня на другой день уничтожат, я все равно был бы за нее.
Это моя революция. Была и осталась моей.
В.К. А что вы вкладываете в понятие "моя"?
А.3. Дело в том, что я родился в 1922 году, к 30-м годам стал уже
более или менее сознательной личностью. То есть я продукт советского
периода, коммунистического периода в самом, так сказать, мощном смысле
этого слова. Психологически.
В.К. Вы имеете в виду влияние пропаганды с самых юных ваших лет?
А.3. Пропаганда, не пропаганда - неважно. Я в пропаганду никогда
не верил. Хотя бы один тот факт, что я в 16 лет стал антисталинистом и
действительно собирался убить Сталина, уже достаточно об этом говорит
Но я в революции и в том, что произошло после революции, увидел,
ощутил нечто другое. А именно: я вырос как идеальный коммунист, как
романтический коммунист.
Что это значит? Это значит, что я был врагом частной
собственности. Принципом моей жизни было и остается до сих пор: все
мое ношу с собой. Д