Библиотека в кармане -русские авторы




Колдунов Аполлинарий - Телохранитель


 АПОЛЛИНАРИЙ КОЛДУНОВ
  
  
   “ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ”
  
  
  
   КНИГА ПЕРВАЯ
  
   хроника 1918 года
  
  
  
     Капля дождя медленно скатилась по стеклу вниз. За окном - серые дома, глядящие на меня своими безумными окнами, серые люди, серые подъезды, серый воздух. Все серое.

Весь мир.
   Все вокруг стало глупым, унылым и ненужным. Одинокая слеза пытается выбраться из пустоты моего взгляда, чтобы промелькнуть в воздухе и упасть, рассыпавшись на тысячи осколков, которые превратятся в кровь при свете заката.

Красное солнце сползает с неба, заливая весь горизонт кровью. А сверху стекает тьма, черная-черная, и смешивается с алой кровью внизу. И все это над безнадежным миром, в котором вдруг очутился я. День прошел.

Еще один день без нее. Такой же, как вчера, такой же, как позавчера, такой же как…
   Пустые, бессмысленные дни, от которых я спасаюсь лишь воспоминаниями. Я способен выжить без нее. Выжить, но жить.

Жить полноценно и счастливо, наблюдая радугу, подаренную нам в знак прощения прошлых ошибок и грехов, искупленных чистой и светлой любовью.
   Эта любовь вспыхнула во мне и продолжает пылать. А ее нет… Каким одиноким я себя чувствую. Это щемящее чувство одиночества заставляет сердце замирать и проваливаться в дышащую холодом пропасть, где уныло завывает ветер неизбывной тоски.
   Мой мир перевернулся. Мой мир рухнул на меня. На меня сыпятся его острые холодные осколки, но мне все равно.

Я прикрываю сердце руками. Осколки все падают и падают, рассекая мое тело в кровь…
   Я медленно бреду по дорожке. Совсем недавно здесь цвел чудесный сад, росла зеленая трава. Раскидистые деревья и чудесные цветы, весело журчал родник, и пели птицы, летало множество бабочек… А теперь?
   Теперь лишь сухая земля, в немом крике разверзшая множеством трещин, прикрытая кое-где мертвой травкой. Деревья тянут к небу свои голые сучья, словно люди руки, в такой же горькой и безответной мольбе. Что-то шуршит под ногами. Я опускаю глаза.

Тысячи серых крыльев бабочек устилают дорожку. А ведь совсем недавно они, переливаясь перламутровой радугой цветов, порхали в воздухе…
   Я подхожу к замку в глубине сада. Это замок моей души. Я никогда никого не пускал сюда.

Так как же получилось, что она вошла сюда, легко открыв проржавевшую дверь.
   Хриплый стон просочился сквозь зубы, расправил крылья и взмыл вверх, к потолку…
   Везде тлен…
  
  
  
  
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  “ГЕОРГИНЫ ДЛЯ ЛИДИИ”
  
  
  
  
  28 января 1918 года
  Петроград, здание ЧК
  
  Сергей Стрижов толкнул дверь и в первый раз в жизни вошел в кабинет начальника специального отдела ВЧК - самого засекреченного подразделения этого грозного учреждения.
   Сергей испытывал нечто среднее между тревогой (хотя ничего предосудительного за собой он предположить не мог, делу Революции он был предан всей душой, но в ЧК всегда чувствуешь себя неуверенно) и эмоциональным подъемом (ведь его все-таки вызвали не чаю попить, а пригласили для беседы).
   И все же как-то необычно была сформулирована просьба - прибыть для собеседования. О чем? О чем - Сергею сказано не было. Раньше, за все время работы в Петроградском уголовном розыске, хоть и не продолжительное, таких просьб от начальства он не получал.

Но было что-то в этом необычное и загадочное… В общем, Сергей чувствовал в груди стеснение, какую-то нарастающую неясную и безотчетную тревогу. Именно безотчетную. Он знал за собой это свойство: чувствовать, что близятся неприятности.
   Но вот решительный шаг сделан и он в кабинете. За бо