Библиотека в кармане -русские авторы



Колупаев Виктор - Любовь К Земле


Виктор Колупаев
ЛЮБОВЬ К ЗЕМЛЕ
Телестена на мгновение вспыхнула ослепительным голубым светом,
заколыхалась. И, медленно расширяясь, заполнила комнату. Эспас поудобнее
устроился в глубоком кожаном кресле. Он вытянул ноги. Ему всегда
доставляло удовольствие смотреть последние известия. Голографическое
изображение переносило его из одного уголка Земли в другой, кидало в глубь
океана и в бездну космоса. Он ощущал себя участником событий, в которых
никогда бы не смог участвовать на самом деле. И это было ему приятно.
Эспас уже несколько месяцев жил в этой затерянной на берегу моря
гостинице. Он никогда не уходил от нее, старался не смотреть на площадки с
глайдерами, сторонился людей, хотя и был веселым, остроумным человеком.
Ему хотелось знать о Земле все, и он часами просиживал у телестены,
радуясь, что может все это видеть. Эта ненасытная любовь к Земле, к ее
океанам, лесам, деревьям, животным, городам была вроде болезни, о которой
он даже не задумывался. А если бы и задумался, то не захотел бы избавиться
все равно. И только когда глаза уставали, он уходил вниз к морю и
некоторое время лежал на горячем белом песке. Потом взбирался на невысокую
скалу, нависшую над водой, и нырял в пенистые гребни волн. Он плыл вдаль,
иногда отдыхая лежа на спине, и возвращался лишь тогда, когда изрядно
уставал. Тогда он снова ложился на песок, смотрел в небо с белесыми
перистыми облаками и, когда тело начинало ощущать теплоту лучей солнца,
вставал и шел в гостиницу.
Лишь дважды он заставил себя сесть в кресло глайдера, подняться в
воздух и лететь в Лимику к Эльсе. Он помнил, где она жила, но оба раза
останавливался возле ее двери. Что-то не пускало его дальше. Он
возвращался в свой гостиницу "Горное гнездо" и садился перед телевизором.
А вечером он спускался на первый этаж в бар, занимал место перед
огромным старинным камином, в котором горели поленья смолистых дров, и
слушал, о чем говорят люди. В "Горном гнезде" жили те, кто по разным
причинам на несколько дней хотел уйти от забот повседневной жизни,
отвлечься от всех дел. Здесь никто никому не мешал, никто не спрашивал,
что привело другого сюда. Можно было целыми днями лазить по горам или
купаться в море. Сюда можно было приехать внезапно и так же внезапно
уехать, не предупредив об этом даже администратора.
За несколько месяцев, проведенных в этой гостинице, Эспас ни с кем не
познакомился. Лишь иногда он вставлял в разговор несколько малозначащих
фраз. Он наслаждался своим одиночеством, наслаждался чувством, которое
сливало его со всей Землей. Он был счастлив Землею.
В этот вечер он, как обычно, сидел в баре, пододвинув кресло к камину
и любуясь язычками пламени, лизавшего поленья. Рядом сидело еще несколько
человек, преимущественно мужчин. Рослый бармен изредка разносил бокалы с
шипучим напитком.
Рядом с Эспасом, ближе к открытому настежь окну, сидел высокий
человек лет сорока. Его черные волосы кое-где пробивала седина. Он садился
рядом с Эспасом уже второй вечер подряд. Само по себе это не
заинтересовало бы Эспаса, если бы не одно обстоятельства: незнакомец
часто, слишком часто, чтобы это было случайно, посматривал на него.
Так они просидели с час, и Эспас уже было хотел уйти в свою комнату,
чтобы снова включиться в события, которые ему предложит экран объемного
телевизора, как вдруг незнакомец резко пододвинул свое кресло к нему и
спросил:
- Эспас?
Эспас ответил не сразу. Что-то в лице человека показалось ему
знакомым. Или это просто был определен