Библиотека в кармане -русские авторы


Крапивин Владислав - Мальчик Со Шпагой 1


Владислав КРАПИВИН
МАЛЬЧИК СО ШПАГОЙ
РЕБЯТА, в этой книге рассказывается о мальчишке, который очень верил в дружбу, в честность и доброту. И считал, что все люди должны быть справедливыми друг к другу. А ещё он верил в свою сказку про всадников, которые приходят на помощь в очень трудные минуты.

Верил так крепко, что не сказочные, а настоящие всадники в звёздных шлемах примчались ему на выручку, когда случилась беда...
Когда журнал "Пионер" печатал повести об этом мальчике - Серёже Каховском,- в редакцию приходили письма. Мальчишки и девчонки писали Серёже, просили его адрес, очень хотели с ним подружиться.
А отвечать на письма пришлось мне.
Дело в том, что такого Серёжи, по фамилии Каховский, я не знал.
Кое-кто из читателей, наверное, обидится: "Значит, нас обманули!" Нет, ребята. Просто в книгах не описывается всё в точности, как случилось в жизни. Ведь и художник, когда рисует картину, не делает её похожей на фотоснимок.
Серёжи Каховского не было. Не было и отряда с названием "Эспада". Но всё время, когда я писал "Мальчика со шпагой", рядом со мной были ребята, очень похожие на Серёжу.

Рядом со мной, вместе со мной рос и работал, шагал через поражения и радовался победам такой же, как "Эспада", пионерский отряд - отряд юных моряков, юнкоров и фехтовальщиков.
Я точно знаю: не будь этих ребят - не было бы и "Мальчика со шпагой".
И потому эту книгу я посвящаю своим лучшим друзьям:
матросам, подшкиперам и барабанщикам,
штурманам и капитанам,
флаг-капитанам и флагманам отряда "Каравелла".
Владислав Крапивин
Часть первая. ВСАДНИКИ НА СТАНЦИИ РОСА
1
Хорошее было у станции название. Очень для нее подходящее. Мальчик пришёл сюда рано утром, и, пока он брёл от дороги к домику, брюки у него до колен вымокли от росы.

Потому что кругом стояли высокие травы и на них дрожали крупные водяные шарики. В шариках зажигались огоньки: малиновые, золотые, синие.
Мальчик подошел к скамейке, поставил чемодан, бросил на него потертую рыжеватую курточку, сел и стал ждать поезд.
Ждал он долго и терпеливо.
Огоньки в траве давно погасли, пришёл июльский безоблачный полдень.
Станционный домик стоял среди лопухов и высокой овсяницы. Он был небольшой, светло-коричневый, с белыми кружевными карнизами. На острой башенке весело торчал жестяной петух. Он будто высматривал, не спешит ли сюда из-за дальних лесов какой-нибудь поезд.

Но поезда появлялись редко: станция располагалась не на главной дороге, а на боковой ветке.
У крыльца, в палисаднике, стояла гипсовая скульптура: мальчик и жеребенок. Низенький постамент скрывался в траве, и можно было подумать, что мальчик с жеребенком стоят прямо на земле.

Будто они играли на соседнем лугу и на минутку забежали на станцию взглянуть на круглые часы: не пора ли обедать? Наверно, было еще не пора, потому что они затевали новую игру.

Мальчик правой рукой обнял жеребенка за шею и чуть нагнулся, словно хотел что-то ему на ухо прошептать. Жеребенок стоял смирно, однако в каждой жилке его звенело нетерпение. Он будто говорил: "Я тебя люблю и слушаюсь, но давай поскорее перестанем шептаться и пойдем еще поскачем".
Так, по крайней мере, казалось маленькому пассажиру. Ему нравились гипсовые мальчик и жеребенок, чем-то похожие друг на друга - оба тонконогие, ловкие и, конечно, веселые, - и он смотрел на них как на товарищей. И даже немного им завидовал.

Но все-таки они были не настоящие.
Мальчик на скамейке вздохнул и перевел взгляд.
Дверь в дом была открыта. В маленьком, станционном зале громыхала ведрами пожилая





    




Книжный магазин