Библиотека в кармане -русские авторы


Красавина Екатерина - Храм Украденных Лиц


ХРАМ УКРАДЕННЫХ ЛИЦ
Екатерина КРАСАВИНА
Анонс
Автокатастрофа изуродовала мое лицо, но самое ужасное, что изменения к худшему продолжались. Нужна была операция, и я наконец заработала нужную сумму А когда очнулась после наркоза, услышала страшное: все прошло неудачно! Я была просто некрасивой, а теперь стала уродливой.

Пришлось уйти с работы и запереться в четырех стенах. Но однажды мне позвонила неизвестная женщина. Она сказала, что хирург должен поплатиться за мои страдания.

Я с ней согласилась...
Глава 1
Существуют дворы, напоминающие колодцы. Когда находишься внутри их, кажется, что попал в какую-то бездонность. И только небо, обрамленное домами-стенами, вселяет чувство надежды и уверенности, что выбраться из колодца можно.

Приблизительно такое чувство охватило Губарева, когда он вошел в этот квадратный двор, со всех сторон замкнутый домами. Попасть в него можно было только через ворота, минуя охранника. Дом был элитный, и так просто подойти к нему было нельзя.

Его напарник, притихший, шел рядом.
- Нравится? - кивнул Губарев на дом.
- Мрачновато, - откликнулся Витька.
- И страшновато, - добавил майор.
Они пересекли двор и подошли к нужному им подъезду. Набрали код, который им сообщила по телефону женщина, к которой они сейчас и направлялись. Поднялись в лифте на шестой этаж.

Перед широкой дверью, обитой кожей темно-шоколадного цвета, Губарев вздохнул.
- С этой публикой хлопот не оберешься.
Но он ошибся. В приятную сторону. Жена, теперь уже вдова известного хирурга, специалиста по пластическим операциям Николая Дмитриевича Лактионова, оказалась весьма милой женщиной. Без спеси и фанаберии.

Худенькая, маленькая, она напоминала скорее подростка, чем тридцатичетырехлетнюю женщину. Темные большие глаза, наполненные болью, трогательные плечики. «Как воробышек, - неожиданно подумал Губарев. - Даже не знаю, как начать разговор».

Дина Александровна смотрела на Губарева. Во все глаза. А он - на нее.
- Майор Губарев Владимир Анатольевич, - представился он. - Следователь.
- Старший лейтенант Павлов Виктор Николаевич.
- Проходите, - тихо сказала вдова, отступая внутрь.
Коридор был квадратным. Просторным. На стенах висели картины. Губарев скользнул по ним взглядом.

Интересные работы. Московские дворики. Букеты цветов.
Вдова зябко повела плечами, словно ей было холодно, и предложила:
- Проходите в гостиную.
Гостиная была размером с три стандартные комнаты. Губареву показалось, что здесь вполне можно устроить танцевальный зал. Около окна протянулось большое зеркало.

В толстой позолоченной раме с завитушками. Общий стиль гостиной был изысканно-дворянским. Губарев словно попал в особняк позапрошлого века. Изящный диван, обитый гобеленовой тканью, красиво подобранный паркет.

Напротив дивана - высокий круглый стол со стульями. И стол, и стулья тоже были в старинном стиле. В комнате было много света, воздуха.
- Садитесь, - взмахнула рукой Дина Александровна, показывая на стулья.
Выдержат ли они нас с Витькой, подумал Губарев. Но стулья оказались, несмотря на внешнюю легковесность, прочными и удобными.
Дина Александровна села на диван. Губареву показалось, что ей хотелось забраться на него с ногами. Возможно, это была ее любимая поза.

Но она села прямо, укутавшись в темно-серую шаль.
- Вы уже знаете, что ваш муж убит... - начал Губарев. Он вспомнил, как вчера вечером его с Витькой вызвали в клинику «Ваш шанс». Уборщица обнаружила труп известного хирурга Лактионова Николая Дмитриевича. Приехав на место, они обнаружили врача, убитого р





    




Книжный магазин