Библиотека в кармане -русские авторы


Краснопольский Анатолий Борисович - Я Прошу Тебя Возвратиться


Анатолий Борисович Краснопольский
Я ПРОШУ ТЕБЯ ВОЗВРАТИТЬСЯ
Повести Анатолия Краснопольсного "Я прошу тебя возвратиться" и "Четыре
тысячи историй" посвящены военным медикам. В них рассказывается о
дерзновенном творческом поиске и подвиге солдат в белых халатах, их любви к
людям, которым они своим каждодневным трудом возвращают здоровье. жизнь,
счастье.
Если нет заботы о памяти мертвых, нет
заботы и о жизни живых...
Э. Межелайтис
Теперь, отец, я отправляюсь к тебе.
...Когда все это случилось, я помню, была снежная-снежная зима, помню,
как расстегнутые полы моего пальто, сшитого из толстой сукнины, тяжело
метались по сугробам. Я бежал к маме по улице, застывшей во тьме, падал в
какие-то ямы, выкарабкивался и спова делал свои трудные шаги. Я первый
узнал об этом... Мне сказал Вовка Чередниченко, потом он, собирая колоски,
подорвался на мине и умер в той больнице, где ты работал перед уходом на
фронт.
Почему ты меня тогда не разбудил? Мама рассказывала, ты долго стоял
надо мной, спящим, потом на цыпочках подошел к вешалке, оделся, хотел было
по привычке взять меня за ухо, но раздумал. И осторожно ушел. И не
разбудил.
- Я хотел, мой мальчик, чтобы ты меньше ждал меня. Хотя бы на одну ночь
меньше, - вдруг почудился мне твой голос издалека. Показался, послышался
так ясно, будто ничего и но случилось, будто ты рядом, так близко, что я
ощущаю твое дыхапие. И этот твой голос, зазвучавший сегодня во мне, стал
моим спутником, советчиком, судьей.
Здание киевского вокзала, похожее на гигантский шлем древнерусских
кпязей, медленно смещается влево;
и вот уже поезд повис над стынущим Днепром, вот уже замельтешили сосны,
прижатые к темноте белокаменными плечами даршщкого жилого массива,
побежали по насыпям квадраты света, бьющего из окон. И в твоем голосе
нарастает тревога:
- А где же мама? Или у нее давно новая семья, дела, заботы?
У мамы новая семья?! Да ты вспомни, вспомни вашу первую встречу. В
тридцатый годы в шахтерском поселке ты заведовал амбулаторией. Однажды на
прием к врачу пришла девушка.
- Мое почтение! - произнес ты свое излюбленное приветствие, взглянув на
нее мельком и продолжая еще что-то записывать в бумагах, разложенных на
столе. -
На что жалуемся?
- Сердце болит, - тихо ответила девушка.
- Раздевайтесь, - привычно предложил ты, не меняя своей позы, - до
пояса, пожалуйста.
- Раздеваться?.. Я не буду, - стеснительно, а скорее испуганно сказала
девушка.
- Тогда мне трудно вам чем-либо помочь.
И тут ты повернулся в ее сторону. Хрупкая, в полинявшей кофточке с
заплатами на острых локотках, девушка стыдливо прикрывала ладошкой верхнюю
пуговку. Ты поднялся из-за стола, сделал к ней шаг.
Девичьи пальцы отчаянно мяли батистовый платочек: вдруг она выронила
его, резко наклонилась, чтобы поднять, и было слышно, как об пол тяжело
ударилась туго заплетенная коса.
Ты осторожно взял девушку за руку, нащупал пульс:
- В таком случае хоть расскажите о собе.
В ответ растерянный тоненький голосок:
- У меня куча малышей. - Она вдруг запнулась, как будто отвечала самый
сложный урок. - Я учительница. А малыши приходят ко мне из Свистовки, из
Бандовки, из Пьяной Балки. Когда дождливо и грязь на дорогах, классы
пустеют, детям не во что обуться. И я целый день плачу. А мне по программе
нужно проходить с ними букву "р"...
- Букву "р"? - зачем-то переспросил ты.
- Да, уже "р"...
- Ну, вот понервничали, и болит. И вы правы: можно не раздеваться.
Ты впервые уступил пациентке. И, скрывая это, ты, солид





    




Книжный магазин