Библиотека в кармане -русские авторы


Кривенко Виталий - Как Поживаешь Шурави


КРИВЕНКО ВИТАЛИЙ
КАК ПОЖИВАЕШЬ, ШУРАВИ?
Пригласили Афганца выступить в школе перед учениками.
Он приходит, и рассказывает:
– Идем раз ночью по ущелью и вдруг засада,
х..як направо – духи, х..як налево – духи.
Учительница в ужасе:– Это же дети!
Афганец:– Да какие на х..й дети… Духи!
Союз – как много значило это слово для нас, Афганцев. Мне поначалу не верилось, что я вернулся сюда. В Афгане гражданка казалась какимто неправдашним сном, и я порой думал, а может и нет вовсе той жизни; где дом, родные, друзья и девчонки, может всегда вот так было: Афган, война и смерть, и конца этому не будет никогда.
И вот настал тот долгожданный момент, и я в Союзе: Ташкент, вокзал, вагон, все в пьяном угаре и, наконец, дом, где не был так давно, но помнишь все до мелочи.
А как встретила нас Родина, а точнее общество? Это уже другой вопрос. Каких только унижений не пришлось испытать нам, Афганцам, я не хочу хаять всех в подряд, многие относились к нам с пониманием, но далеко не все были такими.
Я поссорился со своей девчонкой изза того, что ктото ей сказал, будто все Афганцы наркоманы, хотя сама она наркоманов в то время в глаза не видела.
Когда собирались с мужиками «квасить», меня, бывало, спрашивали:
– А тебя не клинит случайно, когда выпьешь?
– Если еще ктонибудь спросит, то заклинит, – отвечал я.
Когда устраивался на работу, то промолчал, что служил в Афгане. И справку о контузии, которую мне нашлепали в санчасти, я выбросил по совету одного майора медика. Спасибо этому майору за совет, он мне сказал:
– Тебе, парень, жить еще да жить, военный билет я тебе пачкать не буду, а справку о контузии выбросишь, после того, как получишь деньги в Ташкенте за ранение, и она тебе больше не понадобится, а навредить в дальнейшем может.
Он как в воду глядел, если бы я показал кому эту справку, то меня даже сторожем не взяли бы.
Кому нужен на работу Афганец, да еще контуженный? Я и сейчасто не говорю никому об этом, по нынешним временам из тебя дурака сделают еще быстрее, чем раньше. Хотя я себя дураком не считаю, и здоровье у меня не хуже, чем у любого, и контролирую себя получше многих, в голове, правда, шумит временами, но это не смертельно, и тем более не опасно для окружающих.
Когда получил в военкомате удостоверение на льготы, во, подумал, не забывают нас, Афганцев, льготы какието выдумали. И после того как женился, решил пойти насчет квартиры заявление подать, думал, без проблем все это, напишу – и поставят на очередь.

Но мне сказал местком, что льготы эти пусть тебе предоставляют те, кто их придумал. Меня взяла злость, но этому придурку повезло, я как раз был трезвый в это время, и поэтому проглотил его слова и молча вышел, а про себя подумал, да кто ты такой, чтоб перед тобой пресмыкаться, подавитесь вы все этой хатой.
А както на праздник 23 февраля собрались Афганцы в красном уголке – в организации, где я работал, нас было девять человек с Афгана – ну, естественно, немного поддали, и я решил все же подойти к главному инженеру с вопросом насчет квартиры, он в это время замещал начальника. А тот как начнет орать:
– Вы – Афганцы – меня заколебали, то вам отпуск давай, когда захотите, то квартиру вам давай, да если честно сказать, если бы я знал, что ты Афганец, то вообще тебя на работу бы не взял, с вами одни проблемы!
Тут я не выдержал и дал ему по зубам, и меня через полчаса забрали менты. В дежурке сидели два мента и капитан, я знал этого капитана, он еще до армии мне нервы помотал, козел козлом, короче говоря.
Он перегнулся ч





    




Книжный магазин