Библиотека в кармане -русские авторы


Кунин Владимир - Кыся 4


КЫСЯ В ГОЛЛИВУДЕ
Часть I.
Дорога к «звездам»
Анонс
Новый роман Владимира Куница – продолжение эпопеи о похождениях знаменитого кота Маргына по прозвищу Кыся На это раз Кыся попадает в Голливуд и становится объектом внимания не только голливудских кинопродюсеров, но и международной мафии.
Калифорнийские похождения «Стар-факера» Кота Мартына, утверждающего, что отныне – «Коты спасут мир! »
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ПОПЫТКА ПРЕДИСЛОВИЯ КОТА МАРТЫНА К ПОПЫТКЕ В. КУНИНА НАПИСАТЬ О ПРИКЛЮЧЕНИЯХ КЫСИ В ГОЛЛИВУДЕ
Почему – всего лишь «ПОПЫТКА ПРЕДИСЛОВИЯ? » Да хотя бы потому, что прошли те дни и ночи, когда я мог бездумно или, как говорит Шура Плоткин, «без любви, без тоски, без жалости... ", за один присест трахнуть трех-четырех Кошек, подраться с парочкой посторонних Котов и начистить рыло какому-нибудь зазевавшемуся Собаку.
Что, не скрою, вселяло в меня бешеную уверенность в своих возможностях и позволяло поплевывать на все с нашего восьмого ленинградского этажа. Это, так сказать, выражаясь образно...
В какой-то мере Время, а в какой-то – Запад заставили меня волей-неволей пересмотреть некоторые свои жизненные позиции, казавшиеся мне когда-то единственно возможными.
Это вовсе не означает, что я ослаб физически или так уж понизил планку своих оценочных критериев. Или, что было бы совсем трагичным – утратил потенцию, а с нею и вкус к примитивным, но прекрасным житейским наслаждениям.
Ну уж – дудки! С ЭТИМ у меня, тьфутьфу, чтоб не сглазить, более, чем все в порядке! ! ! Сотни мюнхенских, нью-йоркских и лос-анджелесских Кошек могут вам это с радостью подтвердить.
Просто я стал чуточку осмотрительнее и, не побоюсь этого слова, расчетливее. Отсюда – и «ПОПЫТКА ПРЕДИСЛОВИЯ».
Пример: в прошлом году, когда я по предварительному сговору с Александром Житинским – издателем всех предыдущих книг обо мне – прорвался со своим «ПРЕДИСЛОВИЕМ» на первую страницу третьей книги «Кыся в Америке», В. В. Кунин жутко обиделся! Что ему там причудилось, я так и не узнал. Только почувствовал некоторый явный холодок, просквозивший в наших с ним отношениях.
Надо отдать должное Старику: он ограничился всего лишь несколькими фразами: что ему, дескать, не очень понравился общий тон «ПРЕДИСЛОВИЯ». Он вообще не терпит пренебрежительного отношения к кому бы то ни было, даже если за этим следуют запоздалые реверансы.
Что такое «реверансы», он не объяснил, а в ту минуту мне было не до вопросов.
Еще В. В, сказал, что все свойственное госчиновничьему сословию или внезапно разбогатевшим мудакам – безаппеляционность и до идиотизма святая уверенность в том, что ИМ позволено вкривь и вкось судить обо всем, о чем они не имеют и малейшего понятия, – не должно быть свойственно нормальному Ленинградско – Петербургскому Коту, воспитанному, пусть даже не в очень трезвой и праведной, но достаточно ИНТЕЛЛИГЕНТНОЙ СРЕДЕ.
Он же мне напомнил, что я и сам – Кот Мартын по прозвищу «КЫСЯ» – смог в этом убедиться еще в Мюнхене, когда кое-кто из Котов и Кошек радиостанции «Свобода», прослышав от своих Хозяев, как я о них (о Котах и Кошках, разумеется! ..) отзываюсь, обвинили нас с Куниным в том, что вторую, «мюнхенскую» часть книги мы писали просто по заданию КаГеБе! ! ! Про КаГеБе – что это за хреновина, я тогда спросить не дотумкал.
Постеснялся, что ли... Не помню. И только много времени спустя, в открытом Атлантическом океане, на пути в Америку, Александр-Иванович-КэпМастер – капитан контейнеровоза «Академик Абрам Ф. Иоффе» – пытался мне объяснить, что это, но я так ни фига и не понял. Вида





    




Книжный магазин