Библиотека в кармане -русские авторы


Купцов Василий - Крутен Которого Не Было


Василий Купцов.
Крутен которого не было.
К вечеру облака куда-то девались с неба, и к тому времени, когда светило
покинуло небосвод, ничто не мешало звездочкам вспыхнуть яркими точками где-то
там, высоко над городом. Некоторые утверждают, что судьбу определяет именно та
звезда, что висит на сей момент отвесно, над головой. Какая звездочка висела в
эту летнюю ночь над Крутеном - добрая или злая? Мы же не мудрецы, чтобы
знать... Впрочем, что звезды? Даже богам неведома их Судьба, ее не знает даже
Пряха, что прядет ту нить
С благодарностью Юрию Александровичу Никитину.
Не рожденный, с чужой судьбой...
Во всем виноват, как всегда, заяц!
Три слова так и гудели в голове, точно три колокола, один другого
басовитее. Точнее, слов насчитывалось пять, но почему-то казалось, что их
только три. Три... Не надо быть мудрецом, чтобы понять, почему! "Через три дня
ты умрешь". Умрешь, умрешь... Но почему?
Юноша резко осадил скакуна - лесная дорога сворачивала, и прямо за
поворотом - древняя старушка с вязанкой за плечами. Вздумала идти наперерез!
Чох бы побрал старую каргу... Но нельзя же уподобляться тем злыдням, что
рассуждают "после нас хоть потоп", тем, кто почуяв собственную смерть, заливает
все вокруг кровью... Карга прошаркала ногами прямо у носа жеребца, даже не
оглянулась. "Ничего, пусть мне предречена смерть, пусть я спешу - еще хуже
давить при этом других. Даже эту глухую, выжившую из ума..."
- Ой, дитятко, Навь за спиной у тебя! - старуха смотрела в упор,
казалось, ее белые, наверняка - полуослепшие глаза видели то, что людям иным,
со зрением зорким, как у сокола, не под силу, - Мрак черный, так и колышется,
Навь клочьями тянется... Бедняжка, бедняжка.
Руки сами касаются брошенных было поводьев, вперед! Морщинистое лицо
остается где-то далеко позади, может - и не увижу его больше никогда. Наверняка
не увижу. Вот и она тоже - Навь уже рядом, шлейфом тянется. Некоторым дано
видеть приближение смерти. Но зачем об том говорить. Кто скажет слова
благодарности, если тебе, воину, предскажут перед битвой смерть? Сколько
странных историй о том. Вот, сказывали, заметил ведун у юного княжича смерть за
спиной, да сказал о том воеводе. А тут - враги впереди. Поставили отрока
позади, супротивников опрокинули, победили. Вернулись, глядь - шальная стрела
мальчишке прямо в глаз. Уж и на излете была, а все одно - мозги проткнула. И
самое обидное-то, что в сечи почти никто более и не погиб тогда. Страшная
история, из тех, что поучают - от судьбы не уйдешь.
Но то - Судьба. А он своей судьбы не знает. Вот только сказаны
страшные слова... Но почему?! Ведь жизнь всего пару дней казалось такой легкой
и прекрасной! Ну, вот взять хоть с того разговора в Старых Палатах...
*
- А ты, Млад, не хочешь со мной на охоту? - спросил Гориполк.
Юноша только что вбежал в Старые Палаты, где за древним дубовым
столом, натертым до блеска рукавами многих поколений предшественников, сидел
подросток лет четырнадцати. Здесь было тихо и прохладно, пахло кожами и
краской. Воздух сперт, дышалось тяжеловато, узкие окошки предпочитали не
распечатывать даже летом - считалось, что свиткам может повредить сквозняк, что
должно быть одинаково тепло, сухо - и зимой, и летом! Отрок поднял голову,
смахнул с носа прядь длинных темно-русых волос.
- Хочу... Но...
- Что "но", Младушка? Поехали! Вместе - веселей!
- Мне за свитками сидеть надо... - вздохнул паренек.
- Никуда твои свитки не денутся, - засмеялся юноша, - сколько помню,
все здесь лежат, н





    




Книжный магазин