Библиотека в кармане -русские авторы


Куприянов Вячеслав - Лопата


Вячеслав Куприянов
ЛОПАТА
В полном разгаре полевая страда, всем дело до земли, а не до неба. А оно,
на грех и на счастье, было ярко-синим, чистым и пустым, так что при
появлении в нем значительного предмета все подняли головы кверху.
Предмет имел форму плоского диска, а посередине казался прозрачным,
чем-то он напоминал медузу, если кто смотрел когданибудь на медузу из-под
воды, если же нет, то его лучше сравнить с одуванчиком, правда приплюснутым,
и, скажем, сорвешь его и дунешь, чтобы он облетел, а он не облетит, а
полетит весь в высоту, станет в той высоте огромным, а потом снова будет
снижаться, так вот, это то самое зрелище.
Предмет все увеличивался в размерах и увеличивал таким образом тревогу
глядящих на него снизу: а не покроет ли он собою все поле, а то и всю
округу, а то и целое полушарие? Тревога была столь неопределенной, что
бежать не решались.
Бригадир Филипп Семенович, подбоченясь, глядел ввысь вместе со всеми,
потом, не опуская головы, подозвал хозяйственным жестом помощника и
распорядился:
- Володя, живо в деревню: хлебец, соль, полотенчишко: Мигом!
И Володя исчез, появившись снова через такой промежуток времени, когда
предмет известил о себе уже не только видом, но и звуком высокой тональности
- местный гармонист утверждал позже, что это была мелодия знакомой песни.
Предмет между тем снизился настолько, что стал заметен орнамент на его
днище. Потом стало ясно, что это не украшение, а сеть трубопроводов. Но вот
музыка стихла, и аппарат, оказавшись величиной с племенного быка, присел на
пахоту.
Бригадир Филипп Семенович принял у Володи полотенце, хлеб с солью,
скомандовал:
- За мной! Только по порядку, без толчеи! - и двинулся к необычному
одуванчику, к этой самой медузе.
Между тем из чрева медузы вышли двое. Как положено, в скафандрах. Они
были среднего роста, но пропорции смахивали на младенческие: громадная
головища под стеклянным куполом, туловище, зашнурованное в сплетенный как бы
из удавов корсет, и короткие, но, видимо, сочлененные ножки, - они позволяли
существам быстро семенить по рыхлой пахоте поля. Существа размахивали
верхними конечностями, не то руками, не то щупальцами, пальцы которых
отрастали как бы от локтя и достигали длины до полуметра каждый. Вот
этими-то конечностями и размахивали внезапные прелетенцы.
- Эки руки-то загребущие, - проворчал про себя Филипп Семенович, в то
время как в его руках хлебец потихоньку трясся и соль из солонки чуть
просыпалась, но к счастью, Филипп Семенович не заметил этого.
Существа между тем развернули какую-то карту и жестикулировали с явной
досадой, если их эмоции хоть в чем-то подобны нашим.
Наконец они угомонились и уставились на приближающуюся толпу с бригадиром
во главе. В их разочарованных позах появилось что-то вроде надежды. И когда
Филипп Семенович, бледный, но исполненный достоинства, неплохо
подготовленный к такой вот встрече прессой, разинул рот, чтобы срывающимся
голосом гаркнуть: "Добро пожаловать, гости дорогие!" - его остановили
понятным жестом, помахав перед его носом растопыренной космической ладонью.
Помахавший нажал затем кнопку на своем обмундировании, включил
портативный микрофончик, из которого на чистом местном диалекте послышалось:
- Лопату здесь, часом, не находили?
И репортерский микрофончик подвинули Филиппу Семеновичу. Возник понятный
разговор.
- Какую лопату? - озадаченно пробурчал бригадир.
- Понимаете, два года назад - это по нашему времени, а поземному сорок
лет назад наши люди посети