Библиотека в кармане -русские авторы


Куприянов Вячеслав - Орангутан-Пресс


ВЯЧЕСЛАВ КУПРИЯНОВ
ОРАНГУТАН-ПРЕСС
ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ
Я ещё спал, когда две узконосые обезьяны, довольно бесцеремонно меня
растолкав, вежливо объяснили, что мне выпала честь быть приглашённым
мартышкой Игнатьевной посетить её издательство Орангутан-пресс. Я спросил,
почему в такую рань; и мне ответили, что день директора издательства
расписан по минутам, а со мной ей хотелось бы поговорить на свежую голову.
Издательство Орангутан-пресс находилось в высотном доме на Красной
Пресне. Мы поднялись на лифте и пошли по коридору, уставленному стеллажами
с книгами. Здесь я мог заметить, что некоторые издания были не просто в
дорогих кожаных переплётах, но и в меховых. Названия этих книг можно было
определить на ощупь, если их использовать в качестве муфты в холодное время
года, объяснили мне сопровождавшие узконосые лица. Названия продукции
говорили о серийном производстве: "Половая жизнь бегемотов", "Половая жизнь
сумчатых", "Половая жизнь рогоносцев", хотя это могли быть и носороги, я
всё же был без очков. Вся серия так и называлась: "Жизнь замечательных
зверей".
Далее шли ряды поваренных книг: "Как лучше откормить барана",
"Баранина для волкообразных" (я и не знал, что введено новое понятие -
волкообразные), "Говядина для гиеновых" и уж совсем поэтично - "От свиньи
до ветчины". На одной из обложек был изображён улыбающийся барашек в
обнимку с обаятельной гиеной.
Следующая серия была в мягкой обложке. Я подумал, что это поэзия, но
это были книги о национальных кухнях, но не для хищников, а для травоядных.
"Что можно приготовить из навоза", "Художественное обгладывание коры
деревьев", "До чего должны докопаться свиньи?". Далее шли явно научные
труды: "Роль клопов в очеловечивании человека", "Расы клопов и человеческие
расы". Мемуары: "Глисты о внутреннем мире человека". Социология: "Фрейдизм
и вопросы любовных отношений некоторых паукообразных", "Карл Маркс и
съедобные животные". И уже непонятно что: "Проблемы захоронения ископаемых
животных".
В приёмной мне велели подождать, и я успел пролистать кое-что из
изящной словесности. Мне попался "Маугли" в виде комиксов. Вот волчонок
Маугли попадает в приличную человеческую семью, где его обучают ходить на
задних лапах и есть с помощью ножа и вилки. Дальше история переходит в
какую-то зверскую достоевщину. Волчонок подрастает и съедает Красную
Шапочку, свою сестрёнку, как полагают, из-за бабушкиного наследства.
Расследование ведёт сам Шерлок Холмс. Он долго и многозначительно курит,
прежде чем указать на непомерно большой живот подростка Маугли, тогда как
доктор Ватсон призывает всех на поиски дровосеков-педофилов, ибо именно они
растлили и зарубили топорами убежавшую от Маугли Красную Шапочку. Несмотря
на протесты Общества охраны животных, Холмс вспарывает живот несчастного
Маугли, использовав для этого обыкновенную кочергу. К изумлению
присутствующих, из живота Маугли выходят ещё живые дровосеки, но Красной
Шапочки нет как нет. Присутствующие и группа внезапно появившихся местных
интеллигентов требуют линчевания жестокого Шерлока Холмса. Но тут умирающий
Маугли указывает на раздутые животы дровосеков. Интеллигенты уже без помощи
Холмса вспарывают животы дровосекам, и из первого же вываливается красная
шапочка, то есть головной убор бедной девочки, а из других - всё остальное.
Все встают на колени перед благородным умирающим Маугли. "Вы, люди..." -
всё, что он успевает прошептать перед смертью. На последней странице
изображён памятник Маугли,