Библиотека в кармане -русские авторы


Куприн Александр - Ольга Сур


Александр Куприн
Ольга Сур
Эту цирковую историю рассказал мне давным-давно, еще до революции и
войны, мой добрый приятель, славный клоун Танти Джеретти. Я передаю ее,
как могу и умею; конечно, мне теперь уже не воскресить ни забавной
прелести русско-итальянской речи моего покойного друга, ни специальных
цирковых технических словечек, ни этого спокойного, неторопливого тона...
Вы, конечно, знали, синьор Алессандро, цирк папаши Сура? Это был очень
известный в России цирк: Сначала он долго ездил из города в город,
разбивая свое полотняное "шапито" на базарных площадях, но потом прочно
укрепился в Киеве, на Васильковской улице, в постоянном деревянном здании.
Тогда еще Крутиков не строил большого каменного цирка, а имел собственный
частный манеж, где и показывал знакомым своих прекрасно выезженных
лошадей, всех на подбор масти "изабелла", цвета светлого кофе с молоком, а
хвосты и гривы серебряные.
Старик Сур знал свое дело отлично, и рука у него была счастливая:
оттого-то и цирк у него всегда бывал полон, и артистов он умел
ангажировать первоклассных. Достаточно вспомнить Марию Годфруа, Джемса
Кука, Антонио Фосса, обоих Дуровых и прочих. Да и все семейство Сур было
очень талантливо. Ольга - грациозная наездница, Марта - высшая школа езды,
младший сын Рудольф прекрасно работал "малабриста", то есть жонглировал,
стоя на галопирующей лошади, всевозможными предметами, вплоть до горящих
ламп. Старший сын Альберт занимался исключительно дрессировкой лошадей.
Раньше он неподражаемо работал "жокея": иные знатоки ставили его рядом с
самим Куком. Но случилось несчастье, неловкий каскад с лошади за барьер, и
Альберт сломал ногу. Конечно, это беда небольшая: нужно было бы только,
чтобы его лечили свои, цирковые, по старым нашим тысячелетним способам. Но
мамаша Сур оказалась женщина с предрассудками: она обратилась к какому-то
известному городскому врачу, ну и понятно: нога срослась неправильно,
Альберт остался на всю жизнь хромым. Но, подумайте, пожалуйста, синьор
Алессандро: если великий живописец ослеп, если великий компонист оглох,
если великий певец потерял голос, - разве они для самих себя, внутри, не
остались великими артистами? Так и Альберт Сур. Пусть он хромал, но он был
настоящей душой цирка. Когда на репетициях или на представлении он,
прихрамывая, ходил с шамбарьером в центре манежа, то и артисты и лошади
чувствовали, как легко работать, если темп находится в твердой руке
Альберта. Он одним быстрым взглядом замечал, что проволока натянута косо,
что трапеция подвешена криво. И, кроме того, он так великолепно ставил
большие пантомимы, как уже теперь никому не поставить. Впрочем, выходит
теперь из моды прекрасное зрелище - пантомима.
У него был ангельский характер. Его все любили в цирке: лошади,
артисты, конюхи, ламповщики и все цирковые животные. Он был всегда верным
товарищем, добрым помощником, и как часто заступался он за маленьких людей
перед папашей Суром, который, надо сказать, был старик скуповатый и
прижимистый. Все это я так подробно рассказываю потому, что дальше
расскажу о том, как я однажды решил зарезать Альберта перочинным ножом...
Если Альберт считался сердцем цирка, то, по совести, его главной красой
и очарованием была младшая сестра Ольга. Старшая - Марта - была, пожалуй,
красивее - высокая, стройная, божественно сложенная и первоклассная
артистка. Но от работы ее веяло холодом и математикой, а поклонников своих
она держала на расстоянии девятнадцати шагов, на длину манежного