Библиотека в кармане -русские авторы


Куприн Александр - Вор


Куприн Александр
Вор
Сведущее лицо, то есть учитель, или как он зовется на воровском argot (1)
"маз", очень скоро и безошибочно определяет, к какой именно из более узких
отраслей своей специальности способен ученик. Направление ума, свойства души,
наружность, наконец, даже телосложение ученика ясно говорят, будет ли он
"марвихером", или "скачком", или "бугайщиком", или "блакатарем", или
"аферистом".
"Марвихер" это вор, занимающийся исключительно карманными кражами. Он
невелик ростом, худощав, ловок и быстр в движениях. Одевается, как средней
руки мещанин или зажиточный рабочий (за последнее время между "марвихера-ми"
вошли в моду короткие мохнатые бушлаты из светло-желтого драпа). По натуре
труслив, любит "звонить" (болтать, хвастаться) и на крупные предприятия,
благодаря этим качествам, вовсе не приглашается.
На "дело" "марвихер" никогда не идет один, а берет с собою помощника или
помощницу, большею частью подругу сердца, которая называется "марвихершей".
Свечные ящики в церквах излюбленное место, около которого эта компания являет
искусство рук. "Стырить" кошелек из пальто растерявшейся в тесноте дамыдля
опытного карманщика дело одной минуты. Еще быстрее передается этот кошелек в
третьи, четвертые и пятые руки, так что на случай обыска "марвихер" может с
легким сердцем выражать свое благородное негодование. Многолюдные гулянья и
зрелища также посещаются "марвихерами".
Но, чтобы "дело" вышло "клевое", то есть удачное, они стараются работать
наверняка, то есть сначала выследить "карася" в момент, когда он платит и
меняет деньги, и удостовериться, в какой карман он их положит. Затем остается
только стиснуть со всех сторон намеченную жертву или завести с ней общую
драку, во время которой и обчищается "кайстра" (мешок" карман, кошелек и касса
одинаково называются этим техническим термином).
Рассказы о том, что своих учеников воры заставляют практиковаться сначала
на манекенах, увешанных звонками, преувеличены, по крайней мере по отношению к
киевской ассоциации. Просто-напросто "маз" пускает ученика на дело одного, а
сам издали следит за ним, критикует его работу и в случае надобности и
возможности подает помощь... Окончательную же шлифовку "марвихер" получает в
"гостинице" (тюрьме), где рассказы о ловких "делах", обратясь в легенды и
преданья, с уважением передаются из поколения в поколение. Нечего говорить о
том, что "марвихеры", как и прочие воры, выработали свой собственный условный
язык. Так, например, часы у них называются "стукалы", сапоги "коньки",
панталоны "шкары", манишка и галстук "гудок", сыщик "лягавый", городовой
"барбос", тюремный надзиратель "менто", военный "масалка"и так далее.
У воров есть и свои собственные песни, навеянные тюремными музами. Песни
эти говорят большею частью о суде и о горькой участи "мальчишки",
отправляющегося на каторгу. В одной из них, например, поется о том, что Судей
сберется полк,
Составит свое мнение
И скажет, что я вор,
Сослать на поселение.
Защитник у глазах
Обрежет прокурора
И скажет, что нельзя
Его считать за вора.
И тут же неожиданно глупый припев:
Всегда, всегда с утра и до утра.
Другая песня, с очень трогательным мотивом, похожим на похоронный марш,
чрезвычайно популярна. Она начинается так: Прощай, моя Одесса,
Прощай, мой карантин,
Нас завтра отвозят
На остров Сахалин.
И припев, печальный, почти рыдающий припев: Погиб я, мальчишка, погиб
навсегда.
А годы проходят, проходят лета.
Однако мальчишка вовсе не заслуживает этого сожален