Библиотека в кармане -русские авторы


Малышев Анатолий Федорович - Загадка Идола


Анатолий Федорович Малышев
ЗАГАДКА ИДОЛА
Научно-фантастическая повесть
ОГЛАВЛЕНИЕ
Письмо
Наваждение
Древними тропами
Неточность в миллион лет
Улыбка Идола
Идол № 17
Неожиданная исповедь
Вокруг улыбающегося Идола
Загадка улыбающегося Идола
Предназначение
Последний дар Идола
Есть некоторые основания предполагать, что все эти солн-
ца, сияющие нам с небес, освещают и согревают вокруг себя
чью-то жизнь и чью-то мысль.
А. Франс. Современная история.
Много тысячелетий назад горная страна Киргизия была рав-
ниной. Высокогорные сырты Терскей-Алатау, Акшийрака, где
сейчас чабаны выпасают скот, - это древние поверхности, сох-
ранившиеся от былой равнины, разрушенной горообразовательны-
ми процессами.
Между Фрунзе и Рыбачьим, южнее Боомского ущелья, любозна-
тельный человек невольно обратит внимание на контрастную
картину гор: красно-бурые суглинки и конгломераты, перекры-
тые сверху белыми суглинками. Какая тайна заключена в этих
двух-трехметровых пластах пород, возможно, хранящих секрет
возникновения разумной жизни на Земле? Именно на этот проме-
жуток времени, перед отложением белых суглинков, три-четыре
миллиона лет назад, приходится появление человека.
На Тянь-Шане первые следы деятельности человека сохрани-
лись на территории, расположенной между озером Иссык-Куль и
городом Нарыном, в галечниках реки Он-Арча. Здесь найдено
примитивное каменное орудие, изготовленное почти триста ты-
сяч лет назад.
Загадка появления разумной жизни на Земле остается до сих
пор тайной. Поэтому не случайно появление гипотез о привносе
жизни и разума из Космоса. Создатели этих гипотез приводят
множество косвенных доказательств пребывания космических
пришельцев в Африке и Америке.
А если космические путешественники побывали когда-то в
Средней Азии, на Тянь-Шане? Какие знаки оставили они?
И где именно?
ПИСЬМО
Счистив снег с калош, Никифор Антонович Преображенский,
профессор археологии, вошел в свой подъезд.
- Никифор Антоныч! - окликнула его лифтерша Сима Арноль-
довна. - К вам пришел какой-то товарищ. Спит на ходу! Устал,
бедняга. Студент ваш, наверное. - Сима Арнольдовна всех,
приходивших к профессору, называла студентами и на девяносто
процентов была права. - Я отвела его к вам и уложила на ди-
ван. Как всегда.
- Благодарю, Сима Арнольдовна!
За пятнадцать лет преподавания у Никифора Антоновича поя-
вилось много друзей, с большинством он переписывался, а при-
езжающие в Москву считали своим долгом навестить его.
Впрочем, десять лет назад его жена и ушла из-за этого:
"Проходной двор - твоя квартира, милый супруг! Всегда наку-
рено, везде окурки дрянных папирос, вечный шум, споры. Уж
эти твои выпускники! Когда же мы будем жить для себя ? "
Преображенский отомкнул дверь и, не раздеваясь, заглянул
в большую комнату: из какого выпуска?
Человек, вскочивший с дивана, был ему незнаком.
- Доломатенко Виктор. Геолог, - улыбаясь, представился
он, и добавил на вопрос профессора: - Георгиевич. Но зовите
меня просто Виктор.
- Сейчас мы закажем Симе Арнольдовне крепкого чаю, а по-
том я к вашим услугам.
- Ваш выпускник, Введенский Павел Игнатьевич... - начал
гость.
- Введенский! - вырвалось у Преображенского. - Давно же
он не давал о себе знать!
- Павел Игнатьевич настоятельно просил меня передать лич-
но вам в руки это письмо. Он не отправил его почтой: слишком
долго. В письме, по слопам Павла Игнатьевича, есть кое-какие
нюансы, поэтому он хотел, чтобы вы прочли его в моем при-
сутствии и сразу же отв