Библиотека в кармане -русские авторы


Малышев Эрнст - Мне Не Понятны Муки Творчества (Интервью)


Эрнст Малышев
"Мне не понятны муки творчества..." (Интервью)
"Корр.: Сейчас пошла волна переводной и советской фантастики. Как ты
очениваешь это: качественным или количественным скачком?
В.К.: Я не вижу проблемы в этом вопросе. Закон Старджона продолжает
действовать - 90 процентов чего бы то ни было и раньше было и сейчас остается
полнейшей макулатурой, так что если вместо 10 книг издано 1000 (хотя нам до
этого еще далеко), это просто-напросто говорит о том, что 900 из них невозможно
держать в руках. Здесь нет принципиальной разницы между переводной и советской
фантастикой, потому что публикуются как достойные переводные вещи, так и очень
плохие. Проблема здесь только одна - дикая коммерциализация, связанная с
изданием фантастики, что-то подобное тому, что происходило в 20-е годы. Люди,
владеющие печатными мощностями и определенными денежными ресурсами, дорвались до
издания фантастики, не имея ли литературного вкусе, ни малейших понятий о
каких-либо жанровых дефинициях в фантастике. Результат налицо - Вилли Конн,
Эрнест Малышев, Юрий Петухов и т.д. и т.п. Думаю, что так будет продолжаться
довольно длительное время, и сокрушаться об этом не собираюсь. Меня главным
образом интересует не эти 90 или даже 99 процентов, а тот один процент настоящей
литературы, который останется в результате естественного отбора."
(Интерпресскон-91: Интервью с Вадимом Казаковым (Саратов), фэн-группа
"Людены" и КЛФ "Отражение").
А пока, за временным отсутствием интервью с Ю. Петуховым, материал про Э.
Малышева:
Эрнст Малышев: "Мне не понятны муки творчества..." / [Интервью брал Е.
Харитонов] // Двести (С. -Петербург). - 1995. - # Е.
ЭРHСТ МАЛЫШЕВ: "МHЕ HЕ ПОHЯТHЫ МУКИ ТВОРЧЕСТВА..."
В конце 1980-х в отечественной литературе созрел особый "жанр" - "книги,
изданные за счет средств автора". Дело-то благородное: дать шанс маявшимся в
столе рукописям дойти до читателя. Читатель их ждал, а когда они, наконец, дошли
до него, оказалось, что годы томительного ожидания новых Лемов, Брэдбери и
Кларков на 99 процентов прошли даром. И рукописи, которых ждали, продолжают
отлеживаться в письменных столах, а к читателю потек ручеек, стремительно
превратившийся в бурную горную реку, незнакомых имен, на несколько лет
оккупировавших фантастический рынок страны. Причастность этих имен к литературе
вызывала, мягко говоря, сомнение, но их книги плодились одна за другой, а
изголодавшийся читатель обречен был их покупать. И даже читать.
Все закономерно: издатели дали шанс издавать книги тем, у кого есть деньги
(удовольствие недешевое), а откуда их взять было Писателю? И знамя Писателей
подхватили господа с туго набитой мошной. К тому же, у этих господ имело место
особое заболевание: паталогическая жажда марать бумагу буквами и словами.
Они появились как-то сразу и много: Эрнст Малышев, Вилли Конн, Юрий
Петухов... Я перечислил только наиболее удачливых и "именитых". Отсутствие
писательского дарования они компенсировали количеством и болезненным эпатажем:
"Вы - фуфло, а мы - гении!"
Парадокс в том, что с появлением на сцене означенных и прочих имен вызрела и
особая прослойка "благодарных" читателей, которым это нравилось.
Сегодня о них почти никто не вспоминает. Hо это не означает, что они забыты.
Гвардия "издававшихся за свой счет" стала явлением времени. Hе раз вступая в
жаркие споры с издателями на предмет того, как и какую фантастику нужно
издавать, все чаще прихожу к печальному заключению: Малышевы и конны, может быть
косвенно, сфор