Библиотека в кармане -русские авторы


Малышев Эрнст - Несостоявшийся Контакт


Эрнст Малышев
Несостоявшийся контакт
Эту "правдивую" историю рассказал мне американский турист, доктор, с
которым я познакомился на Золотых песках в Варне. Я по возможности
достоверно попытаюсь ее изложить, переводя на русский язык.
...В одну из длинных зимних ночей, когда он дежурил в наркологическом
центре в Детройте, один из пациентов клиники рассказал ему случай из своей
жизни. На следующее утро он записал его по памяти и воспроизвел в том
виде, в каком услышал от рассказчика.
"Тот злополучный день начался для меня со ссоры. Утром я вдрызг разругался
со своей старухой и, одев ей на голову тарелку с овсянкой, которой она
потчевала меня уже вторую неделю и, хлопнув дверью, ушел из дома.
Настроение у меня было прескверное и после работы я зашел в соседний бар
"Три поросенка" промочить горло и пропустить одну-другую рюмочку виски.
В баре было полно народу, но с крайнего, у стены, столика меня позвал мой
приятель, старый хрыч Том Смит. Там нашлось свободное место, и я
присоединился к уже теплой компании. Без особых усилий я быстро всех
"догнал", а потом постепенно стал "уходить вперед".
Мне стоит только начать, а потом меня уже не остановит никакая сила.
Вообще-то я могу выпить Гудзонов залив, но на этот раз с меня хватило и
одного из Великих Озер, скорее всего Онтарио.
Спустив все до последнего цента, я так накачался, что не помню, как
очутился на улице. Когда я немного пришел в себя, то обнаружил, что
обнимаю фонарный столб. Видимо, в какой-то момент я решил его поддержать,
дабы он не рухнул кому-нибудь на голову, надо же позаботиться о ближних.
Невероятно, но факт, стоило мне его отпустить или хотя бы на шаг отойти в
сторону, он начинал раскачиваться.
Заметив, что прохожие равнодушно проходят мимо, не замечая моей
направленной на благо человечества деятельности, я решил выпустить столб
из рук, бросив его на произвол судьбы, и пройти дальше.
К несчастью, их оказалось два, откуда взялся второй, - я так и не понял.
Сделав попытку пройти между ними, я здорово треснулся головой об один,
навесив на правый глаз "фонарь". Правда, размеры "фонаря" я обнаружил
только на следующее утро, но то, что он оказался приличным, мне стало ясно
сразу, ибо после удара у меня из глаз посыпались такие искры, что их
вполне бы хватило, чтобы осветить половину нашего дрянного городка.
Однако едва мне удалось миновать эту преграду, как дорога стала слегка
покачиваться.
"Наверное, это землетрясение", - подумал я, пытаясь оторваться от калитки,
к которой меня занесла центробежная сила.
Несмотря на состояние легкого опьянения, я был уверен, что держусь на
ногах достаточно хорошо. Поэтому первой моей мыслью было отойти подальше
от здания. Еще со времен школьной скамьи мне вдалбливали в голову, что во
время землетрясений строения могут развалиться.
Перспектива оказаться под обломками дома меня не устраивала, ибо кроме
сварливой старухи у меня было трое ребятишек. Причем младшенькому едва
исполнилось два года.
Слегка придерживаясь руками за ограду, я начал обходить здание, чтобы
оказаться в безопасной зоне. Между тем изгородь оказалась значительно
длиннее, чем я предполагал. Я прошагал вокруг нее, наверное, больше пяти
миль, а она все не кончалась.
"Ничего себе ранчо отгрохали, - подумал я, - и когда только успели
выгородить столько земли". Насколько было мне известно, самый большой
участок в городе не превышал двух акров.
Внезапно меня кто-то окликнул. По голосу показалось, что это был Том.
- С-с-Сэм, - заикаясь,