Библиотека в кармане -русские авторы


Малышев Эрнст - В Чреве Кашалота (Из Воспоминаний Хранителя Канала Времени)


Эрнст Малышев
В чреве кашалота
Из воспоминаний Хранителя Канала Времени
1
Пожалуй, за время работы в Службе Хранителей Канала Связи Времен я знаю
единственный случай, когда она вмешалась в ход событий. Правда, дело шло о
жизни и смерти человека.
Эта история произошла спустя несколько дней после моего назначения Старшим
Хранителем Сектора XIX Века. Я уже столько раз бывал в прошлом, что
однажды потерял осторожность и едва не стал жертвой своей самонадеянности.
Для проверки одной научной гипотезы мне надлежало попасть в 1892 год на
борт брига "Дина Монтрей". С рекомендательным письмом известного
судовладельца Джона Питтермана меня приняли помощником капитана.
Прибыв в Сан-Франциско, я отправился на пристань. Судно оказалось довольно
большим. С правого борта свисала веревочная лестница. Поднявшись по ней, я
оказался на просторной палубе. Из капитанской рубки вышел приземистый
широкогрудый моряк с обветренным красным лицом и коротким, слегка
вздернутым носом.
Маленькими цепкими глазками оглядев мою фигуру, он прохрипел:
- Слушаю вас, сэр.
Я протянул рекомендательное письмо. Он долго разглядывал его, молча вертел
в руках потертую на сгибах бумагу и, зачем-то понюхав, вернул обратно.
- Давно плаваете?
- Семь лет, сэр, - почтительно ответил я.
- В Индии бывали?
- Только один раз.
- Готовьтесь. Послезавтра идем в Калькутту. Дик! - громко позвал капитан.
Неожиданно сбоку вынырнул юркий коротышка в мятой застиранной матросской
робе.
- Слушаю, сэр, - произнес он, как мне показалось, довольно
пренебрежительным тоном.
- Проводите помощника капитана в его каюту.
Подхватив мой саквояж, Дик бодро засеменил к открытому люку. Спустившись
по винтовому трапу, мы очутились внутри корабля.
Моя каюта помещалась у левого борта, капитанская - напротив. В каюте
тошнотворно пахло гнильем. Пол, заваленный различными вещами и книгами, не
отличался чистотой.
- Почему здесь такая грязь и вонь? - я брезгливо поморщился.
- Понимаете, сэр, бывший помощник капитана под плохое настроение любил
пропустить стаканчик. Но, учитывая, что настроение у него никогда в
течение дня не менялось, можете себе представить, как он набирался к
вечеру! Не будь Томпкинс женат на сестре владельца судна, капитан давно бы
списал его на берег. Кстати говоря, и человек-то был дерьмо. Не уважал
нашего брата, простого матроса... А месяц назад, когда мы шли из Рангуна,
он ночью так нализался, что нечаянно упал за борт. Правда, может, кто и
помог ему, почем я знаю...
- Я вижу, с вами не соскучишься.
- Совершенно верно, сэр, скучать не придется, - при этом Дик неприятно
ухмыльнулся.
"Не влип ли я в историю? - подумалось мне. - Не хватало еще попасть к
контрабандистам, а еще хуже - к пиратам". Хотя по моим сведениям в конце
дорогого мне XIX века никто не рисковал выйти в море с "Веселым Роджерсом"
на мачте. К тому же времена флибустьеров давно прошли. Тем не менее что-то
мне в этой посудине не понравилось. Как же я был недалек от истины! Мои
невеселые размышления прервал Дик:
- Кают-компания в носовой части судна. Завтрак в двенадцать.
- Хорошо. Пришлите мне юнгу. Пускай уберет здесь: надраит пол и вымоет
иллюминатор.
- Есть, сэр, - Дик круто повернулся и вышел.
Спустя час я сидел за столом. Корабельная посуда была из толстого фаянса,
посередине стояло деревянное блюдо с поджаренным хлебом. Завтракали молча.
Капитана среди нас не было.
Поднявшись на палубу, я приступил к своим обязанностям, благо в
совершенстве изучил все инструкции того