Библиотека в кармане -русские авторы


Малышева Анна - Зачем Тебе Алиби


ЗАЧЕМ ТЕБЕ АЛИБИ...
Анна МАЛЫШЕВА
Анонс
Неоновые огни - ночное казино! Идет игра! На красном - кровь, на черном - смерть Но выпадает - зеро!
Идет игра - опасная, азартная, и на кону уже человеческая жизнь!
Глава 1
Девушка шла по улице медленно, с трудом передвигая ноги. Устала после бессонной ночи? "Ничего подобного!" - ответила бы она, если бы кто-то ее об этом спросил. Никогда не любила признаваться в своих слабостях, а слабостей было предостаточно.

Но кто стал бы ее спрашивать на пустынной улице в шесть часов утра? Девушка поднесла к глазам левую руку, посмотрела на часы.

Красивые часы, дорогие, и рука тоже красивая, тонкое запястье с выдающейся косточкой, длинные пальцы. "Как у пианистки, - подумала она - Но я не умею играть. Ни на пианино, ни на губной гармошке. Ни слуха, ни голоса. Танцую плохо.

Хожу, как корова. Давай, шевели ногами! Давно пора быть там".
Майское утро, холодное ясное утро. Пустая улица. Она бесшумно шагала в мягких туфлях на плоской подошве.

Каблуков она носить не умела, шаталась на них - с детства была плохая координация движений, и с годами ничего не улучшилось.
Вот он - дом, который ей нужен. Девушка остановилась, еще раз посмотрела на часы. Поняла, что делает это специально, чтобы оттянуть тот момент, когда придется войти в подъезд, подняться по лестнице, открыть дверь.

Но сейчас она все это сделает.
И она сделала все это. Вошла в подъезд, стала подниматься вверх, глубоко сунув руки в карманы голубого плаща, чтобы не хвататься за перила.
Скверная привычка. "Ты как старуха, - часто ругал ее муж. - Скоро костыль тебе куплю. Двадцать пять лет, а по лестнице поднимаешься полчаса". Наплевать. Пятый этаж. Лифта нет.

Пятый этаж - последний. Хрущевский дом. Узкая лестничная площадка.

Две двери, одна обита бордовой поддельной кожей. Железная дверь. "Под кожей - железо, - почему-то подумала она. - Вот бы и мне так.
Немножко железа под мою кожу, чтобы не было этого противного страха. А бояться ведь нечего. Я - никчемная дура. Трусиха.

Так он всегда говорил.
Идиотка. Доставай ключи! Открывай дверь! Заходи!

Ты же сто раз обдумала, как сделаешь все это сегодня утром!" Она всегда говорила с собой в таком тоне, если не могла на что-то решиться. Очень часто говорила. Получалось, что существуют две Анжелики. Первая - трусиха, дурочка, паникерша.

Вторая - умная, сильная, уверенная в себе, отдающая приказы слабой подруге. Но секрет был в том, что второй, сильной Анжелики никогда не существовало. Она ее выдумала, чтобы было легче жить.
Ей было двадцать пять лет. На ней был голубой плащ, джинсы, помятая белая рубаха, туфли на плоской подошве. Черные волосы до плеч, серые глаза, неуверенная улыбка.

Когда она улыбалась, казалось, что о чем-то хочет спросить собеседника.
Кого-то эта улыбка удивляла, кого-то, например ее мужа, раздражала.
Анжелика достала ключи, отперла дверь, потянула ее на себя, вошла. Ноги подкашивались. Все силы ушли на то, чтобы снова прикрыть за собою дверь и запереть ее изнутри.

А как не хотелось этого делать!
Родная квартира. Она постояла на пороге, прислушалась. Абсолютная тишина. Значит, все удалось.

Иначе он бы сейчас вышел, хмуро посмотрел ей в глаза, скривил губы, спросил: "Где была?" А его нет. Как тихо! Тихо в обеих комнатах и на кухне.
Все - малюсенькое, но не убогое. Он сделал хороший ремонт. Конечно, не своими силами - руки у него к тяжелой работе не приспособлены. В квартире сняли ужасный вонючий пол из потертого крагиса, настелили ковровое покрытие, положили мраморную плитку на кух





    




Книжный магазин