Библиотека в кармане -русские авторы


Малышева Анна - Запасной Выход


ЗАПАСНОЙ ВЫХОД
Анна МАЛЫШЕВА
Анонс
В одной жизни - они, Надя и Евгений, любящие друг друга молодые люди. В другой - рок-музыка и все, что связано с шоу-бизнесом: большие деньги, мошенничество и рухнувшие надежды. Именно после этого звонка произошло убийство одного из музыкантов, который и звонил им.

Версий убийства много, и подозрение надает; на всех участников рок-группы. Но Надя уверена, что Евгений причастен к этому больше других...
Глава 1
Что, в сущности, я о нем знала? Мне казалось, что довольно много... Достаточно, чтобы думать, будто мы с ним близки.

Достаточно, чтобы ошибаться.
Он высокий, можно даже сказать - длинный. Выше меня на две головы, и при этом весит на пятнадцать килограммов меньше меня. Но скелетом не выглядит. Скорее похож на манекен из витрины - размера этак сорок второго.

Вообще в его облике всегда было что-то искусственное - слишком светлые волосы, слишком длинные черные ресницы, слишком яркие губы. Но я-то знаю - он не красился и не обесцвечивался. Таким он родился, так уж ему повезло.

Но на него иногда с подозрением посматривали - принимали за голубого. Подруги задавали мне осторожные вопросы - а я смеялась. Пересказывала все ему, и он смеялся еще больше.

А когда он улыбался, у него над верхней губой появлялась глубокая смешная морщинка - как префикс над буквой "и". Он обожал музыку. Прекрасно рисовал.

Говорил, что хотел бы стать рок-музыкантом или художником...
В своих мечтах он и был и тем и другим. Он предал меня, что ж, сейчас я предам его. Этого о нем точно никто не знал, даже водная мать. У него была не одна жизнь, как у всех, а две, может, даже больше.

В реальности, в этой, он продавал компакт-диски в одном из крупнейших музыкальных магазинов города. Был доволен своей работой. Жил со мной...

Обожал шоколад, и во всех карманах у него вечно топорщились смятые фантики. До обморока боялся зубных врачей, и я его водила к стоматологу, как маленького, заручку. Ждала, когда он выйдет, сидя у кабинета, и ощущала какую-то странную гордость.

Он доверял мне (я так считала). Не боялся показаться смешным и слабым. Рассказывал о своих фантазиях - только мне.

Я знала, что в воображении он живет другой, параллельной жизнью. Что он - лидер хард-роковой группы. Кумир тысяч поклонников. Образец для подражания.

Номер один. И его "карьера" стремительно развивалась. У него часто бывал остановившийся, блаженный взгляд. И я знала: он "ушел" туда.

Я принимала это нормально. Чем это хуже алкоголя, наркотиков или Интернета? Я до сих пор думаю, что эти мечты были ему необходимы.

Иначе он бы просто перегорел. Сломался. Как ломаются люди, когда понимают, что живут не в то время, не в том месте, не с тем человеком...

Занимаются не своим делом. Он был от этого застрахован. Это было не безумие, а вполне мудрый выход. Отдушина.

Или нет - что-то вроде страховки, запасного парашюта. Запасная жизнь, яркая подкладка, подшитая к нейтральной реальности. И я не ревновала его к этой жизни, хотя и догадывалась, что там у него совсем другие подружки. Еще бы - есть из чего выбрать! А в этой, жизни он любил меня.

Я была уверена, что любил;;.
В детстве он был левшой, но его переучили, и почерк у него просто ужасный - я никогда не могла разобрать его каракули. Может быть, поэтому его последнюю записку читала почти полчаса. Вглядывалась в кривые безобразные буквы, шевелила губами, как полуграмотная, расхаживала по квартире, включала одну лампу за, другой, как будто дело было только в плохом освещении.
Но самое удивительное, что я, кажется, сра