Библиотека в кармане -русские авторы


Мамедгулузаде Джалил - Бакалейщик Мешади-Рагим


Джалил Мамедгулузаде
Бакалейщик Мешади-Рагим
Во время пребывания моего в Тебризе в нашем квартале на базаре
"Уста-Шагирд" я познакомился, а затем коротко сошелся с одним бакалейщиком.
Спустя года полтора после того, как я переселился в Баку, Мешади-Рагим
вдруг появился в редакции "Молла-Насреддина".
Оказалось, что Мешади-Рагим свернул свою бакалейную торговлю в Тебризе и,
приехав в Баку, открыл новую бакалей-ную лавку на Приморском бульваре.
Прошло некоторое время, и я позабыл о Мешади-Рагиме.
Однажды я проходил по бульвару и вижу - мой друг, Ме-шади-Рагим, сидит в
аккуратненькой лавочке и торгует. Я во-шел. Мешади-Рагим встал, подошел ко
мне, обнял, придвинул стул. Бедняжка чуть не плакал от наплыва чувств.
Оставив меня, Мешади-Рагим побежал в другой конец лав-ки и принес на
ладони несколько аланы. Я не хотел было брать, но Мешади-Рагим упросил-таки
меня съесть целых три штуки.
    Затем он принес  яблок, сколько могло  поместиться  у него на ладонях,
и разложил их передо мной.     
- Это антоновские яблоки, - сказал он. - Разреши по-слать таких яблок тебе
на дом, пусть дети полакомятся.
И Мешади-Рагим принялся тут же наполнять большой бу-мажный мешок этими
яблоками. Потом взвесил на весах.
Покончив с яблоками, Мешади-Рагим оглядел свою лавку и принес мне на
ладони два финика, подержал передо мной и сказал:
- Это из Багдада. Пусть положат в приправу к плову. Вот поешь, тогда
поймешь всю прелесть этих фиников.
Он взял бумажный мешок и начал наполнять его финиками.
Конечно, надо было принять во внимание, что я зашел сюда не для покупок.
Во всяком случае, я не собирался поку-пать эти вещи, да и денег при мне не
было достаточно. А Ме-шади-Рагим так суетился, будто собирался сию же минуту
по-ложить на весы всю лавку и продать мне.
- Не надо, Мешади-Рагим, - попытался я остановить его.- не утруждай себя.
Ничего из этих вещей мне не надо, и я давно отвык от фиников в приправе к
плову. И потом мне просто нечем платить за все эти вещи.
Мешади-Рагим в упор посмотрел на меня, но посмотрел так, что я не мог
понять, доволен он моими словами или сер-дится за них. Поглядев на меня так с
минуту, он сказал:
- Дядя Молла! Не говори мне таких слов, потому что они меня обижают. Аллах
свидетель, столько лет мы с тобой как члены одной семьи. Я и денег от тебя не
хочу. Разреши отве-сить тебе этих вещей, отнеси домой, пусть лежат про запас.
Сегодня не понадобятся, завтра пригодятся. Дом есть дом. Могут быть гости,
мало ли что. Такие вещи не всегда найдешь. Вот положу я тебе этой фисташки
фунта два, недавно получена из Мазандарана и стоит очень дешево. В этом году
урожай на фисташки. Фунта три-четыре дам тебе этого сыра, гянджинского, такой
сыр, что пальчики оближешь. Каштанов отвешу фунтов десять. Их привез только
что из Нухи мой друг Меша-ди-Садых. Вот этого риса садри возьми, хочешь пуд, а
нет - так полпуда. Его прислал из Решта мой брат Мешади-Керим. Рис отборный,
но не забудь предупредить дома, чтобы за день до варки положили в воду. При
варке рис становится особенно пышным.
Говоря все это, Мешади-Рагим наполнил и взвесил мешок яблок, затем мешок
фисташек, отвесил сыру, каштанов, в два больших мешка насыпал и взвесил рис.
- Ты что, Мешади-Рагим, - остановил я его, когда он потянулся за новым
бумажным мешком. - Ты шутишь или в самом деле готовишь все это для меня?
Друг мой снова посмотрел на меня в упор.
- Дядя Молла, заклинаю тебя нашей дружбой, если дома
у тебя сахару достаточно, то пусть, но если нет